Правда всегда одна

Борьба за надстройку

Поскольку лягушачий хор мамкиных марксистов опять затянул песню про “оставьте надстройку в покое”, напоминаю: борьба пролетариата начинается с обретения им классового сознания. Поэтому борьба за надстройку, агитация с пропагандой здесь — важнейший инструмент. 

Печально, что даже спустя месяц после начала дискуссии остается непрочитанным Чернышевский, но сейчас — для понимания сказанного — необходим даже не он, а Горький (которого, готов спорить, тут тоже открывали лишь единицы):

“ —Вопрос о путях интеллигенции -- ясен: или она идет с капиталом, или против его -- с рабочим классом. А ее роль катализатора в акциях и реакциях классовой борьбы -- бесплодная, гибельная для нее роль... Да и смешная. Бесплодностью и, должно быть, смутно сознаваемой гибельностью этой позиции Ильич объясняет тот смертный визг и вой, которым столь богата текущая литература. Правильно объясняет. Читал я кое-что, -- Андреева, Мережковского и прочих, -- чорт знает, как им не стыдно? Детский испуг какой-то…”

В заключительных главах “Клима Самгина” Горький  реконструирует свой спор с фанатиками “бегства от действительности в выдуманные миры”, сталкивая своего старинного друга-оппонента Леонида Андреева с молодым рабочим Лаврушкой. Тот является на “катку декадентов” и начинает отвешивать им пощечины:

 -- Вот ради спокоя и благоденствия жизни этих держателей денег, торговцев деньгами вы хотите, чтоб я залез куда-то в космос, в нутро вселенной, к чертовой матери...

   -- Позвольте напомнить -- здесь женщины, -- обиженно заявила толстая дама с волосами, начесанными на уши.

   -- Я -- вижу! А что?

   -- Нужно выражаться приличней...

   -- Ничего неприличного я не сказал и не собираюсь, -- грубовато заявил оратор. -- А если говорю смело, так, знаете, это так и надобно, теперь даже кадеты пробуют смело говорить, -- добавил он, взмахнув левой рукой, большой палец правой он сунул за ремень, а остальные четыре пальца быстро шевелились, сжимаясь в кулак и разжимаясь, шевелились и маленькие медные усы на пестром лице.

   -- Я не своевольно пришел к вам, меня позвали умных речей послушать.

   -- Кто позвал, кто? -- пробормотал человек со стесанным затылком.

   -- А вместо умных -- безумные слышу, -- извините! В классовом обществе о космосах и тайнах только для устрашения ума говорят, а другого повода -- нет, потому что космосы и тайны прибылей буржуазии не наращивают. Космические вопросы эти мы будем решать после того, как разрешим социальные. И будут решать их не единицы, устрашенные сознанием одиночества своего, беззащитности своей, а миллионы умов, освобожденных от забот о добыче куска хлеба, -- вот как! А о земном заточении, о том, что "смерть шатается по свету" и что мы под солнцем "плененные звери", -- об этом, знаете, обо всем Федор Сологуб пишет красивее вас, однако так же неубедительно.

   Он замолчал, облизнул нижнюю губу, снова взмахнул рукой и пошел к двери, сказав:

   -- Ну, и -- прощайте!

Не желаете напасть? // АгитПроп 12.12.2021 Хрущеву с Кеннеди не довелось жить в эпоху Зума и Скайпа, а так, глядишь, и Карибского кризиса не случилось бы. Двухчасовой конференс-колл и вуаля — мировая ...
Игры: ритуальная реальность // Злоба дня Я обещал сеанс стариковского брюзжания про компьютерные игры? Готовьтесь. Вообще, конечно, любопытно — как резво народ подкидывается и несется обсуждать так...
О Дряни! Клим Жуков и всемирная история наркоторговли // По-живому Рыночек порешил! Обсуждаем влияние капитализма на распространение смертельных товаров. Кривые спроса и предложения, невидимая рука рынка, вот это вот всё.......