Правда всегда одна

Чума снова здесь

Перепуганное сознание обывателя очень легко взять в заложники. "Черные — бездельники, мародеры, насильники и наркоманы".

— Посмотрите, что они творят! Как унижаются белые перед этими уродами!

Отсюда рукой подать до Ламброзо с его теорией о наследовании неполноценностей, а там и до евгеники со всеми вытекающими.

Для буржуазного общества — вполне законные и естественные предрассудки (оправдывающие в результате любую резню). Для общества, сложившегося на руинах СССР, — всё ещё некоторым образом дикость. Не здесь ли детям когда-то читали "Мистера Твистера" и пели "Чунга-Чангу"? Не здесь ли был открыт университет им. Патриса Лумумбы? Не здесь ли требовали свободы для Анджелы Дэвис (до того, как это имя испохабил Гарик Сукачев)? Не здесь ли чтили темнокожих героев кубинской революции?

Страх перед ордами грубых и безжалостных чужаков — самый естественный человеческий страх. Нельзя сказать, что он абсолютно беспочвенен.  Жители Рима приходили в ужас при виде кровожадных гуннов, Византия трепетала перед варварами-славянами, Русь покорялась ордам кочевников-монголов. Этот страх благополучно пережил рабовладение с феодализмом и неплохо чувствует себя в эпоху крупных корпораций. Сто лет назад лавочники Сан-Франциско готовились к желтой волне из Китая. Отношение к китайцам в тот момент (из Китая, разграбленного  европейцами, разлагавшегося в опиумных войнах, люди бежали на все четыре стороны) было вполне расистским:

— Недочеловеки! Биологический мусор! 

Неспособны учиться! Пригодны только для черной работы.

Кто рискнет сказать это про современных китайцев? Неспроста сегодня в их учебниках по истории есть отдельная глава — "Столетие Унижения". В этом коллективном унижении, кстати, приняла участие и Российская Империя. Нет ничего странного в том, что во время Гражданской войны китайские рабочие записывались в Красную Армию.

Страх перед чужаками и межрасовая, межнациональная ненависть — естественные спутники человечества. Они вписаны во многие религии, в эпосы и "культурные коды". Но это тот "традиционный багаж", то "наследие предков", от которого совершенно не жалко избавиться. 

Эти скрепы точно так же "естественны" и "необходимы" человечеству, как, например, чума или туберкулез. Страх и ненависть царят там, где неизвестна этиология страха и ненависти. Где лишена слова наука, где властвуют мракобесие, безграмотность и средневековые предрассудки.

С тех пор, как обществу известна его классовая природа, его разделённость на два универсальных народа — буржуазию и пролетариат (эксплуататоров и эксплуатируемых), уже невозможно не видеть за любой вспышкой насилия социально-экономические причины, его порождающие.

У вас закипает кровь от просмотра зверских выходок толпы темнокожих?

А как, по-вашему, горели в 19-м веке помещичьи усадьбы, когда ваши прапрадедушки  и прабабушки (ну если, конечно, в ваших жилах не струится голубая кровь) запускали в господские покои красного петуха? Не пора ли перечитать "Капитанскую Дочку", написанную, кстати, точно таким же чужаком с небезупречной кожей?

— Запирайте этажи, нынче будут грабежи!

Блок ведь писал об этом совсем недавно. И картины отданного мародерам Петрограда вас сегодняшних тоже не привели бы в восторг. Потому что каждый мысленно примеряет на себя роль жертвы.

— Меня могли бы ограбить так же.

— Меня могли бы унизить так же.

В страхе за собственный покой и благополучие обыватель начинает искать глазами полицию. Ему есть что терять, он никогда не поймет отчаянного безумия тех, кому терять нечего. Да и полиция тут как тут:

— Для защиты вашего спокойствия надо еще немного затянуть пояса. Пора увеличить финансирование Национальной гвардии. Вы же не хотите как в Америке? Вы же не хотите, как в Париже? Вы же не хотите, как...

И, кто спорит, никому не хочется быть униженным и ограбленным. Как никому не хочется заболеть чумой или туберкулезом.

Чума и туберкулез страшны. Но они (внимание!):

 — о б ъ е к т и в н о     с у щ е с т в у ю т

Они возникают там, где для этого сложились условия. Классовые условия. Неравенство, нищета, безработица, эксплуатация, экономический кризис порождают ненависть. Порождают гарантированно. Безотносительно к географии с этнографией. 

Ярость и варварство — это продукт общественно-экономических отношений.

Абсурдно негодование европейцев по поводу нашествия разнузданных эмигрантов из Северной Африки.

— Разве не ваши корпорации еще вчера бомбили Ливию? Разве в 2011 это вас беспокоило?

Если долго бить собаку палкой по голове, она бросится на человека и перегрызет ему горло. И здесь не будет правых и виноватых. Здесь будут причины и следствия. 

Просто причины и следствия.

Следовательно, чтобы избавиться от чумы и туберкулеза, надо изменить условия. Вам нужно искоренить нищету, неравенство, безработицу. А для этого вам нужны союзники. В том числе и в первую очередь из числа тех, кого вы боитесь.

Бессмысленный и беспощадный бунт никак не решает эту задачу, но он — так сложилось исторически — заставляет людей задуматься над поисками решения.

Средневековые монахи были уверены: чума непобедима. Им было проще объявлять ученых еретиками и сжигать их вместе с книгами на кострах. Но костры погасли, пришли новые ученые.

Чума отступила. 

Сегодня она снова здесь.

Дорогая Реакция // АгитПроп 22.11.2020 Прорисовывается трогательное единение между современными либералами - ну теми, например, кто на газпромовские деньги снимал кино про "Крепостных Брестской Кр...
Никол Отпущения // АгитПроп 15.11.2020 Любое событие, если пропустить его через блендер отечественных ток-шоу, превращается в эластичный фарш, быстро заполняющий сознание зрителя. Вот и война в Ка...
Изнанка Рейха. Мульты для рабочих // По-живому Разговор с авторами youtube - каналов "Держать курс" и "Анима схема".