Правда всегда одна

Нам впаривают фуфло

Помню, как-то по редакционному заданию заезжал в гарвардское расположение еще одного великого поэта позднесоветской эмиграции – Наума Коржавина. 

То интервью и поселившаяся после него в душе брезгливость и определили мое отношение ко всему сословию разом. 

Затхлость, грязь, заваленная вонючим хламом комнатушка. Яд и желчь, разлетающиеся брызгами во все стороны. Но, самое смешное, капли эти попадали и на самих проклятых американцев, которые - гады, сволочи, попользовали поэта в нужную минуту, а потом забыли. И платят мало. И давно лишили доступа к преподаванию.

А ведь персонаж считал себя видным специалистом по русской словесности.

Испустил дух в безвестности, на чужбине.

Открыл я стихи. А они – такие же, как квартирка. Затхлые, прокисшие, желчные, стариковские и немощные.

Но зато в России до сих пор полно желающих превозносить, снимать фильмы, награждать премиями.

Американская массовая литература, занимающая на глобальном рынке примерно такое же монопольное положение, как и американская популярная музыка, напоминает гигантский локомотив. Не цензорами-большевиками, а самыми настоящими капиталистами с этого локомотива сбрасывается ненужная ветошь. Вот бродских-коржавиных и прочих вышвырнули уже очень давно. Каждый, кто знаком с этим локомотивом не в пересказе, подтвердит мои слова.

Истинно вам говорю — нам впаривают фуфло.

Другая Польша // По-живому Разговор с активистом Польской Рабочей партии Михаилом Новитским.
Победа будет за нами! // Письма Нельзя словами выразить той ненависти, какую питает наш народ к фашистским людоедам. Это не люди, а звери. Больше того, зверей можно простить – ведь это, не...
Чем занимался бы Ленин сегодня? Специально для тех, кто считает, что обязательно нужно выходить на либеральные митинги.