Правда всегда одна...

Не хватает только частного софинансирования...

— Пацаны, можете помочь? Бабушку надо снести вниз на носилках. Не худенькая.
.
У подъезда пустая скорая с распахнутой дверью. С обратной стороны ожидает тележка-каталка. Дом — явный кандидат на "реновацию". Все, кто пошустрее, уже переселились в соседние новостройки. Второй этаж. За деревянной дверью, в глубине затхлой квартирки сидит на кровати старушка и не мигая смотрит прямо перед собой.
В углу — облупившиеся эмалированные костыли, в прикроватной пыли рассыпаны иконки.
За столом женщина-врач дописывает что-то на бланке. Её напарница, застегнув сумку-укладку, уходит вниз.
— Три часа торчим тут. До машины не дойдет, а оставлять нельзя. Сама вызвала скорую, потом отключилась. Думали уже с МЧС дверь ломать, да вот пришла в себя.
Парень, который привел нас, разворачивает на постели мягкие носилки. Похоже, никому здесь еще не приходилось этим пользоваться. Бабушка порывается идти, рассеянно требует телефон, свитер, носки, ключи, ругает соседей.
Наконец сдается, разрешает начать движение.
— Головой вперед, не ногами, — шутит паренек.
Не такая простая задача, как выяснилось. Пробираемся сквозь коридорный хлам, стараясь уберечь пассажирку от выступов и углов.
— Совсем меня оставили, — она смотрит на меня снизу вверх.
Это не мольба и не жалоба, а констатация непоправимого факта. Все понимают всё, она сама всё понимает. От этого неудобного чувства хочется побыстрее уехать. Скорую ждут по следующему адресу, а врачам еще писать объяснительную по поводу задержки.
Помогаем втащить каталку внутрь и уходим, так и не спросив, что было бы с бабушкой, если бы в этот момент во дворе не оказалось никого?
.
Да, пожалуй, нашей медицине не хватает только частного софинансирования.