Правда всегда одна...

Общество больно

ЧП с корреспондентом НТВ мгновенно высветило различные грани нашей жизни, но главное — за несколько неподцензурных секунд продемонстрировало обществу, насколько это общество больно.
Что мы увидели?
— Подлое нападение на человека, не ожидавшего нападения. 
— Равнодушие всех без исключения окружающих.
— Презрение общества к журналистам и телевидению вообще. Если нас, "продажных тварей" и "лжецов", будут избивать/убивать, это мало у кого вызовет сострадание. Все простодушные дураки и все Листьевы остались в 90х. 
— Ставшую общепринятой нормой сверхконцентрацию пьяных в публичных местах, на глазах у детей. "У парней праздник, они заслужили" (Да, напал не десантник, но десантников нам тоже показали. Дистанция между советским десантником и современным десантником сопоставима с расстоянием между дядей Стёпой и героями сериала "Менты")
.
Еще интереснее выводы "по итогам". Выясняется, что:
— Напавший — это не обычный подгулявший хулиган, футбольный фанат или даже "боец без правил". Это средний, типичный представитель уличного патриотизма, замешанного на мракобесии и культе насилия. На страницах задержанного в соцсетях — весь мировоззренческий спектр этой "антимайданной" улицы: от кидания зиг в спортзале и демотиваторов с окровавленной "антифой" до портретов Николая-2/Колчака и радостных селфи у церковного алтаря. "Трахнули Гитлера (возможно, зря?), трахнем и Украину, а потом и НАТО." Тут же — прокачанное движение "Сорок Сороков" и прочие проявления адаптированного для русского Веймара "Бремени Белого Человека".
— Огромная аудитория (и речь не о бандеровской интернет-Украине, закономерно взвывшей от восторга) радовалась избиению. Так его! Добей! Неважно кого. Неважно за что. Просто прикольно видеть, как кого-то выносят. С руки. С ноги. В печень. Звериное вытесняет из нас остатки человеческого. Увы, это абсолютно не противоречит ни сериальным линейкам современного телевидения, ни сменяющим их очередям "за поясом Богородицы". Добро пожаловать в джунгли.
— Уже упомянутое презрение к журналистике, как к профессии. Закономерная злоба, которая не обязана разбираться в нюансах. Это презрение к исключительности, к избранности приближенного сословия. Не потому ли, что в журналисте чувствуют пособника, ассистента, закопёрщика всех творящихся в обществе беззаконий и несправедливостей? Почему журналиста должно быть жалко, журналисту надо помогать, а сотням и тысячам не попавших в кадр помогать не надо?
.
Одна маленькая и, к счастью, бескровная сценка, демонстрирующая, как тонок мыльный пузырь, отделяющий каждого зрителя (в том числе самого высокопоставленного зрителя) от нашего прекрасного и безобразного мира.