Рекомендуем посмотреть:

Аватар не выдержит двоих. Константин Сёмин // АгитПроп 16.11.2019 Организация по имени БРИКС и раньше напоминала дружную семью только на фотографиях. На этой неделе даже фотографии не могли скрыть растущее охлаждение. Самми...
Борьба без правил. Дмитрий Кожнев // По-живому Разговор с активистом профсоюза МПРА Дмитрием Кожневым.
Измена под красной маской // Злоба дня Все мы помним шокирующее расследование дедушки-Кургиняна про красную маску и коммунистический майдан в исполнении блеваков? С точки зрения Кургиняна и его...

Для кого хорошо?

Необходимо избавиться от одной опасной, но распространенной иллюзии. Родом она из 90-х, когда нам внушалось, будто лозунг "Что хорошо для Дженерал Моторс — хорошо для Америки" это и есть волшебный рецепт процветания. Стоит нам завести собственные корпорации, собственные чеболи, и они, запряженные в упряжку общественного договора, примутся пахать и сеять на радость маленькому человечку.

Проще говоря — доволен барин, довольны холопы. Пусть всегда будет полна тарелка олигарха, тогда и обслуге олигарха перепадут жирные крохи.
Люби своего хозяина!
Радуйся заключенным хозяином контрактам!
Переживай за курс акций хозяина на бирже!
Ведь вы — одной крови, вы — одно целое.
Оба вы — американцы (чилийцы, немцы, пакистанцы, украинцы, русские).
Стоит заметить, что автору формулы, президенту концерна GM Чарльзу Вильсону суждено было стать министром обороны США. В этом качестве он завершал Корейскую войну и начинал масштабное перевооружение американской армии. До самой смерти Вильсон будет добиваться, чтобы его цитировали точно. На слушаниях в Конгрессе, где утверждалась новая кандидатура на пост главы Пентагона, Вильсон (оправдывая свое нежелание расстаться с пакетом акций GM) выразился не совсем так, как это послышалось:
— Я привык думать: все, что хорошо для Америки, хорошо и для Дженерал Моторс.

Впрочем, разница здесь понятна только гурманам. В любом случае история карьерного взлета Чарли неразрывно связана с войнами, которые Америка и Дженерал Моторс всегда вели совместно. В годы Первой Мировой небольшая (в тот момент) компания из Питтсбурга, где начинал будущий министр, озолотилась на поставках двигателей армии и флоту. В 1945, уже в статусе президента Дженерал Моторс, мистер Вильсон заработал от президента Рузвельта Медаль за Заслуги в снабжении войск.
Параллельно и совершенно независимо от Чарли Вильсона-1 властный олимп покорял его полный тезка – другой, не менее успешный Чарли Вильсон. Чарли-2 возглавлял компанию Дженерал Электрик, входил в американский военно-промышленный комитет, а при президенте Трумане получил в управление специально созданный Департамент мобилизационного развертывания Пентагона.
Обоих журналисты называли Чарли-моторами. 
Оба Чарли вошли в историю как непримиримые борцы с профсоюзным движением.
Показательная история, согласитесь.
Таких примеров, конечно же, гораздо больше. Достаточно вспомнить видного "автомобилиста" Роберта Макнамару. "Нефтяников" Кондолизу Райс, Ричарда Чейни или сегодняшнего Рекса Тиллерсона.

— Что хорошо для Эксон Мобил, хорошо для Америки.
— Что хорошо для Халлибертон, хорошо для Америки.
— Что хорошо для Майкрософт и Гугл, хорошо для Америки.

Забудем о том, что всё это "хорошо" означает для Вьетнама, Панамы, Ирака...
Но главное — хороши ли успехи корпораций для самих американцев? Для тех, которые не входят в советы директоров...

Быть может, успехи корпораций помогают преодолеть бедность?
Нет. Расслоение достигло беспрецедентных масштабов, среднее американское домохозяйство не имеет никаких сбережений. Трудящийся американец живет на антидепрессантах, в постоянном страхе перед утратой работы и неминуемым выселением из купленного по ипотеке жилья.
Быть может, успехи корпораций помогают улучшить образование?
Нет. Колоссальное для развитой страны количество детей лишено доступа к нему.
Быть может, успехи корпораций делают доступным здравоохранение?
Ничего подобного. В США человек, лишившийся медицинской страховки, точно так же обречен на медленную смерть, как и любой житель Третьего Мира.

Так какой же Америке становится хорошо от того, что становится хорошо Дженерал Моторс?
Очевидно, такая Америка существует. Но это, мягко говоря, не вся Америка. Точнее, Америк — несколько. Чем лучше одной, тем хуже другой. Когда одной хорошо, другая живет так, будто бомбили её, а не Вьетнам.

Да, капли туземной крови могут превратиться в звонкие центы и попасть в кошелек рядового сотрудника General Dynamics или Ratheon. Но их не хватит для того, чтобы наполнить кошелек простого учителя.

"Сытый сюзерен — сытый вассал."
"Сытый феодал — сытое войско."
"Сытый рыцарь — сытый оруженосец."

Кому выгодно, чтобы мы верили в это?
Кто хочет, чтобы мы думали, будто у нас и у корпораций одно, одинаковое отечество?
.
Второго сентября 1917 года в Кёнигсберге (будущем Калининграде) прошло учредительное собрание партии "Немецкое Отечество", DVLP. Её главным лозунгом стал очень знакомый всем современным хрустобулочникам призыв: "Война до победного конца!"
Победа рядом!
Никаких шашней с социалистами!
Нация должна набраться мужества и сплотиться в едином порыве.
Для чего? Вот программа:
— Аннексия Бельгии
— Аннексия железорудных районов Франции
— Аннексия французского побережья Нормандии
— Аннексия Люксембурга
— Подчинение или аннексия Голландии
— Строительство немецкого протектората в Африке (оккупация бельгийского Конго)
— Подчинение Польши
— Подчинение и германизация российской Прибалтики
— Аннексия части Белоруссии и Украины
— Свобода мореплавания для немецкого флота
— Установление контроля над Гибралтаром и Кипром
— Выплата Германии репараций со стороны участниц Антанты
.
Кто же выступил учредителями столь прогрессивной партии? Адмирал Тирпиц, видные представители прусского дворянства и духовенства. Пришла даже вдова популярного композитора Вагнера. Но главное — на встрече присутствовали практически все влиятельные немецкие барыги: Макс Рутгер (Крупп), Карл Дуйсберг (ИГ Фарбен, Байер), Вильгельм фон Сименс, Эрнст фон Борциг и многие другие. Все крупные немецкие корпорации так или иначе выразили поддержку новой партии. Ведь...
— Что хорошо для Сименс, хорошо для Германии?
После революции и капитуляции партия просуществует недолго, но очень скоро она возродится в движении Фрайкор и в другой политической организации, название которой вы, скорее всего, уже угадали.
.
Вот почему, выслушивая победные отчеты о международных экономических форумах и конференциях, о возрастающих товарооборотах и крупных контрактах заключенных нашими собственными корпорациями, следует всегда и постоянно задавать себе вопрос — так ли всё это хорошо, как кажется?

И для кого, если вдуматься, хорошо?