Правда всегда одна...

Фига с маслом. Агитпроп от 01.04.2017

Шило не утаишь в мешке, а фигу — в кармане. Весенний праздник творческого непослушания продолжается. Вслед за вышедшим из себя театральным режиссером Райкиным, оттуда же вышел и кинорежиссер Сокуров. Народный артист России, лауреат государственных премий и наград.

СОКУРОВ:
Когда я звонил маме накануне отъезда, ей больше 90 лет, она меня просила: «Не выступай, ничего не говори». «Почему?» — я спросил. На что мама мне сказала: «Они тебя убьют».

— Почему, мама?

— Потому что ты все время споришь с правительством, ты все время недоволен чем-то.

У творческой элиты, как известно, безупречный нюх. И если творческая элита яростно зашепталась о Гаагском трибунале, значит, она отчетливо слышала звон. А если об убийствах, значит, где-то обсуждают убийства, а если о репрессиях, то и здесь творческий человек всегда постарается вписать себя в широкий информационный контекст.

РАДИО СВОБОДА:
Известный режиссер Сокуров использовал свою речь на вручении премии Ника, чтобы осудить насилие со стороны полиции по отношению к демонстрантам.

СОКУРОВ:
Нельзя начинать гражданскую войну среди школьников и студентов. Надо услышать их. Никто из наших политиков не желает их услышать. Они боятся это делать. Почему? Это невозможно уже больше терпеть.

Терпение режиссера лопается не в первый раз. Оно лопалось в советское время, когда режиссера запрещали, лопалось в 90-е, когда начали разрешать. Лишь после того, как лопнул Советский Союз, режиссер получил свободу и терпение лопаться перестало. Пришел черед потерпеть всем остальным.

ЦИТАТА ИЗ ФИЛЬМА СОКУРОВА "К СОБЫТИЯМ В ЗАКАВКАЗЬЕ" 1990:
Сегодня необходимо учитывать, что коммунистическая партия не обладает уже и давно уже не обладает абсолютной монополией на политическую истину. Системы народных фронтов, которые существуют и в Закавказье, а теперь уже и в России — это реальная политическая сила. Если сегодня отчетливо не осознавать это, последствия непредсказуемы.

Народные фронты, за которые так недвусмысленно агитировал молодой режиссер Сокуров — вот он всей мощью своего порабощенного в тот момент таланта воспевает искусствоведа Ландсбергиса, одного из лидеров литовской националистической партии Саюдис — разнесли Советский Союз на кровавые куски. Лишь через пятнадцать лет на сайте центрального разведывательного управления США, в открытом доступе — зайдите сами, почитайте — появятся воспоминания Майкла Сулика – руководителя директората секретных операций ЦРУ. В момент, когда Ландсбергис аккомпанирует Сокурову, Майклу Сулику сорок три, и он только что прибыл в Литву со специальной миссией.

МАЙКЛ СУЛИК: "ОФИЦЕР ЦРУ В ЛИТВЕ. ВОСПОМИНАНИЯ О КРУШЕНИИ СССР"::
Ужин нам подавала жена президента Грацина Ландсбергис. Поскольку я не мог представиться сотрудником ЦРУ, пришлось назваться дипломатом, готовящим визит Госсекретаря США. Потом Витаутас объяснил жене, кто я на самом деле и она пообещала хранить это в тайне. И все же за ужином не обошлось без намеков. Один из гостей поделился слухом, что ЦРУ причастно к организации путча в Москве с целью навсегда дискредитировать любые силы, пытавшиеся сохранить СССР. Миссис Ландсбергис рассмеялась и воскликнула: "Не знаю, правда ли это, но призываю троекратно поднять бокалы за ЦРУ!"

К тосту наверняка присоединился бы и еще один знакомый Сулика, врач-психотерапевт Аудрюс Буткявичус. Он внес немалый вклад в теорию и практику психологических операций — организации акций ненасильственного сопротивления. Проще говоря — цветных революций, ядром которых всегда были националистические, антисоветские силы.

ЦИТАТА ИЗ ИНТЕРВЬЮ БУТКЯВИЧУСА:
Многие помнят Ельцина во время путча 1991 года на бронетранспортере с российским триколором в руках. Но мало кто знает, что это, скорее всего, был флаг, сшитый в Литве. Когда в Москве начались события, я послал туда тысячу человек из Вильнюса, в основном наших добровольцев с российскими триколорами. Мы их шили практически за одну ночь. Поехал целый поезд наших людей, это они тогда в Москве кричали про уроки Вильнюса. Мы сшили российские флаги, понимая, что россиянам будет трудно сделать это быстро, а у нас все было наготове. Было ясно, что основной бой будет принят в Москве. И мы не медлили: посылали своих знающих, как надо действовать, людей. Ведь у нас был старый опыт поджигания пожара в бывшем СССР. Еще в 1988-1989 гг. я выпускал в Каунасе чеченские газеты, плакаты и литературу для азербайджанцев и отправлял их в Чечню, Нахичевань.

В общем, чарующие фортепьянные трезвучия обернулись стрельбой у Вильнюсского телецентра, в центре Риги, в Тирасполе, в Душанбе, в Цхинвале и Сухуме, в Грозном, в Киеве. Теперь этой томной сокуровской элегией каждый день накрывает Донбасс. Потому что вслед за возвышенными и утонченными режиссерами обычно приходят любители гораздо более примитивных гармоний. Истинно литовских. Истинно эстонских. Истинно грузинских. Истинно русских. Истинно украинских. И начинается совсем другая музыка.

Берущая даже не за душу, а сразу за горло, песня в исполнении языческой неонацистской группы "Секира Перуна". Полковая, походная лирика украинских карательных нацбатальонов. И вот как, стараясь разобрать в этом рыке слова, не вспомнить Сокурова снова?

СОКУРОВ:
Все, что связано с подменой просвещения, образования какими-то религиозными догматами, все, что связано с борьбой и введением в гражданское и политическое пространство религиозных институций страны, ведет к развалу страны.

Как интересно. А в 90-е к развалу страны вело всё, что связано с коммунистическими догматами, по которым как раз национальные-то фронты и били догматами религиозными. Били с помощью творческой интеллигенции — носительницы культурного самосознания, хранительницы культурной матрицы каждого из отделявшихся народов. А оказалось, дело вовсе не в религии и не в культуре, а в желании раздать народную собственность олигархам, запустить в страну иностранные корпорации, за которыми — в случае чего — всегда маячит тень наших североатлантических партнеров.

Компанию режиссеру Сокурову на церемонии раздачи кинематографических слонов составил еще один режиссер — Малкин. Лягнув ни за что ни про что Северную Корею, Малкин четыре раза с наслаждением провозгласил — "Мы хуже Кореи. Мы всё про...играли". Если не сказать хуже. Проиграли страну, проиграли культуру, проиграли образование. И вот здесь спорить совершенно не хочется — вы за 25 постсоветских лет вы действительно проиграли все, что только можно. И пока не очень понятно, кто и как будет всё это отыгрывать назад.