Правда всегда одна...

Покаяние и… Примирение? Агитпроп от 26.11.2016

"Может ли частный случай уголовного преследования палачей дать старт национальному примирению", интересуется на неделе газета "Ведомости"? Поводом стало расследование жителя Томска Дениса Карагодина, который после пяти лет напряженных поисков сумел вытащить из архивов расстрельное дело своего деда, Степана Карагодина. Деда репрессировали в январе 38-го. Теперь внук хочет, чтобы ответили за это все, кто принимал участие в несправедливой — как кажется внуку — расправе. От шофера до машинистки. Хотя никого из них на этом свете уже давно нет. Зачем? Ради чего? Почему сейчас? "Ведомости" заботливо поясняют.

ЦИТАТА "ВЕДОМОСТИ":

Как минимум это может как минимум запустить общественную дискуссию, а как максимум – привести к признанию уголовной ответственности государства за репрессии и квалификации репрессивной политики государства как преступной.

Задача минимум выполнена. Дискуссию запустили такую, что страна на какое-то время отвлеклась даже от Дональда Трампа. Нужно срочно выяснить — кем на самом деле был дедушка Карагодина — пособником японских интервентов или же идейным борцом против советской власти? Интернет-пользователям брошена очередная кость, из-за которой уже летят во все стороны клочья шерсти. То, что кость — человеческая — неважно. Важно добиться выполнения второй задачи. Той, которая максимум.

ЦИТАТА ПО САЙТУ КАРАГОДИНА:
«Карагодин поставил вопрос об ответственности государства и конкретных исполнителей террора, причем не политической, о которой говорили начиная с XX съезда КПСС, а самой что ни на есть уголовной ответственности. В России такой шаг выглядит одновременно естественным и невозможным. У россиян не было ни своей комиссии по национальному примирению, ни своего трибунала для палачей. Денис Карагодин предложил свою форму выяснения отношений с прошлым: личное расследование и личный иск по поводу гибели прадеда»

Мелодия знакомая. Уголовная ответственность государства. Осуждение государства с преступной историей. Покаяние за преступное прошлое, и на основе этого — возможно, примирение. Но только после выполнения всех процессуальных норм. Главная из них — трибунал над коммунистическим режимом — по аналогии с Нюрнбергским. И, если понадобится, выплата компенсаций пострадавшим. Хотели Бессмертный Полк? Получите бессмертный ГУЛАГ. И вот абсолютно случайно, вот просто совпало так — с Карагодиным — правозащитное движение "Мемориал", давно добивающееся трибунала, вываливает на свой сайт личные дела сорока тысяч сотрудников НКВД. Это ж целая социальная сеть! Ну и что что из мертвых. Каждому ведь интересно — а нет ли в базе соседа, знакомого, а то и — кто знает — родственника?...