Правда всегда одна...

Великая стена. Константин Сёмин. Агитпроп 21.04.2018

ДЭН СЯОПИН: "Если вы откроете окно в мир слишком широко, туда обязательно залетят мухи".

Это высказывание Дэн Сяопина считается неофициальным лозунгом строителей Великого Файерволла, Китайской интернет-Стены, отделяющей 772 миллиона пользователей от искушений и соблазнов внешнего мира.

А ведь двадцать лет назад лишь 60 тысяч китайцев, преимущественно ученые и студенты, знали, что такое глобальная сеть. Сегодня же КНР — её крупнейший сегмент и крупнейший рынок. Китайская аудитория больше американской и индийской вместе взятых, хотя цифровизацией охвачена лишь половина населения. Но даже в таком виде — это полностью параллельный интернет, способный существовать абсолютно независимо от тех, с кого он скопирован.

Особенность Великого файерволла и его главное отличие от всех прочих заключается именно в этом. Прежде чем что-либо запрещать, китайцы создали мощнейшую IT-индустрию, способную удовлетворить любые запросы пользователя. Прежде чем бросать вызов Биллам Гейтсам и Маркам Цукербергам, там вырастили собственных, еще более сметливых и зубастых. К 2008-му году, когда строительство файерволла было закончено, у Китая уже были:

Вместо Вотсапа — Вичат

Вместо Твиттера — Вейбо

Вместо Гугла — Байду

Вместо Фейсбука — КьюКью

Вместо Инстаграма — Мейпай

Вместо Ютуба — Юку

Вместо Ибея — Алибаба

Вместо Википедии — Китаепедия

SOUTH CHINA MORNING POST:

Третья редакция Китайской энциклопедии — крупнейший информационный проект страны, в который вовлечены 20 000 авторов из университетов и исследовательских центров. Задача — сделать цифровую книгу обо всем на свете, включающую в себя 300 000 статей, что в два раза превосходит энциклопедию Британника и примерно равняется по объему китайской версии Википедии. Доступ к Википедии в КНР частично запрещен. Научные статьи под запрет не подпадают, но поиск по словам Далай Лама или Си Цзиньпин невозможен.

Количество пользователей в каждой из китайских сетей не просто превосходит западные аналоги, оно больше населения крупных государств. И дело тут, вероятно, не в одном лишь числе — у Индии тоже немало граждан — но и в умении.

Скажем, что нам известно о компании Тенсент и её основателе, 46-летнем компьютерщике, выпускнике Шенчженьского университета Ма Хуатэне по прозвищу Пони Ма?

ПОНИ МА, ОСНОВАТЕЛЬ КОМПАНИИ TENCENT:

У революции мобильных устройств есть оборотная сторона. Человек становится зависимым от своего смартфона. Если его нет под рукой, мы нервничаем, чувствуем, что выпали из круговорота событий, пропускаем что-то важное. Вот у меня сейчас телефона нет и я переживаю. Это не здорово. Второй важный момент – это зрение. У многих, в том числе у меня, оно садится из-за постоянного контакта с телефоном. Наверное, в будущем технологии позволят общаться с устройствами импульсами, исходящими из мозга.

Между тем этот нестарый человек в очках — не просто возглавляет список китайских миллиардеров. При его участии из маленькой фирмы Тенсент превратилась в крупнейшую в мире — в мире! — Инвестиционную корпорацию, крупнейшего в мире производителя компьютерных игр, крупнейшую в мире социальную сеть. Пони Ма, как и другой миллиардер, Джек Ма — любит по-стивбджоббсовски разгуливать по сцене во время презентаций новых продуктов. Но вот миллиардер превращается в рядового депутата Всекитайского собрания народных представителей. В одной шеренге с Вен Япинь, китайской Савицкой, и вторым секретарем компартии города Ханчжоу.

ПОНИ МА, ОСНОВАТЕЛЬ КОМПАНИИ TENCENT:

Многие люди, считают, что могут высказываться в Интернете и не нести за это ответственности. Это неправильно. Наша компания полностью поддерживает меры правительства в области защиты информационной безопасности. Мы стараемся сделать Интернет более управляемым и контролируемым.

Еще раз — важна последовательность. Сначала — задуман и поставлен на ноги китайский аналог интернета, со всеми сервисами, и лишь потом шаг за шагом введены ограничения. Это говорит о государственном планировании с горизонтом в несколько десятилетий. Планировании, немыслимом для сугубо капиталистической экономики.

ПОНИ МА:

Пони Ма создал Тенсент и первый мессенджер еще в 1998м году. Технология почти полностью повторяла израильский ICQ. Чтобы отличаться, было выбрано название QQ. Это принесло невероятный успех. "Задолго до появления Фейсбука Тенсент создали то, что мы сегодня называем социальными сетями", говорит один инвестбанкиров, работавших с компанией.

В США законы, регулирующие информационную среду, были приняты еще в 70е, у Китая их не было до 97-го.

ЗАКОН О РЕГУЛИРОВАНИИ ИНТЕРНЕТА:

Частным лицам запрещается использовать Интернет для нанесения вреда национальной безопасности, раскрытия государственных секретов, причинения ущерба государству и обществу. Пользователи не должны создавать копировать, скачивать и распространять информацию, которая призывает к нарушению Конституции, законов и правил, к свержению правительства или социалистической системы, искажает правду, распространяет слухи, порнографию, азартные игры, насилие или призывы к убийству.

Система фильтрации интернета, равно как и система наблюдения за гражданами, собиралась по кирпичику — от первых сетевых шлюзов до общегосударственного мегапроекта "Золотой Щит", одного из 12 магистральных проектов китайской компартии. Золотой Щит — это гигантская, постоянно обновляющаяся база данных обо всем, что происходит в Поднебесной, подотчетная органам безопасности. В работе Файерволла участвуют научные центры страны — Харбинский технологический институт, Пекинский телекоммуникационный, Китайская Академия Наук. В общем, Большой Брат, едва ли уступающий американскому коллеге со всеми его АНБ, ЦРУ, ФБР и другими всевидящими подразделениями. Все это задумывалось, когда корпорация Тенсент была еще жалким стартапом.

ЯН ЯНМИНЬ, ПОДСУДИМЫЙ:

В 2013 мой бизнес обанкротился. Я испытал помутнение рассудка и начал транслировать свою злость на всю систему. Признаю себя виновным и раскаиваюсь в содеянном. Надеюсь, мне дадут шанс исправиться.

Сотрудник юридической фирмы был осужден на три года за распространение антигосударственной пропаганды через мессенджер Телеграм, с использованием его самоуничтожающихся чатов.

PEOPLES DAILY:

В мае этого года на вокзале Синьяне произошел инцидент с одним из пассажиров. Полиция применила оружие в соответствии с законом, но у общества остались вопросы — почему был открыт огонь. Подозреваемые начали раздувать негодование, стремясь превратить случившееся в пример общих гонений на правозащитников. Фирма Янминя получила заказ на распространение таких сведений в социальных сетях. Заговорщики координировали действия преимущественно через Телеграм.

Что бы в действительности ни произошло в Синьяне — утверждалось, что застреленный пассажир пытался протестовать против произвола чиновников — эпизод был тут же подхвачен американской и эмигрантской прессой, а это сделало Телеграм — компанию, учрежденную немецким благотворительным фондом Павла Дурова — участником игры с совершенно другими ставками. С тех пор наравне с другими мессенджерами Телеграм считается опасным и в Китае наглухо заблокирован. Бодаться с Золотым Щитом и Великой Стеной Дуров даже не пытался. Разные весовые категории. ВПН-сервисы и прочие ухищрения тоже не помогли. Во-первых, поставщики таких услуг начали получать приговоры. Во-вторых, сами продавцы испугались потерять китайский рынок.

ECONOMIST:

В июле компания Эппл расстроила китайских правозащитников, согласившись полностью удалить ВПН-приложения из своих магазинов. Всего — более 600 приложений. Аналогичным образом они исчезают из магазинов Андроид.

Вскоре примеру Китая в преследовании Телеграма последовали Пакистан и Иран. У них нашлись собственные причины

СИНЬХУА:

На этой неделе верховный лидер Ирана Аятолла Хаменеи перестал пользоваться популярным среди иранцев мессенджером Телеграм. Все иностранные мессенджеры должны получить разрешение от иранского министерства информации и коммуникации, заявил представитель ведомства. По его словам, данные об иранцах, использующих мессенджер не должны предоставляться иностранным государствам. В январе Иран временно ограничил работу телеграма, чтобы предотвратить беспорядки.

МАРК ЦУКЕРБЕРГ:

Мы столкнулись с очень важными вопросами, касающимися тайны переписки, безопасности и демократии. И вы совершенно правильно подготовили для меня тяжелые вопросы.

Зеркальная история. Вызов на сенатский ковер небожителя, гуру социальных сетей - Марка Цукерберга — его исповедальные клятвы и обещания бороться с русскими хакерами, выводящими на митинги протеста американских учителей и жителей бедных кварталов, говорят лишь об одном. Мира, в котором Интернет свободен от политики, экономики и войн, больше не существует. Все молодые гении будут возвращены со своих облаков на грешную землю и начнут исполнять волю тех государств, а точнее, тех корпораций, которым они обязаны своим вознесением.

ДЖЕЙМС КОМИ, БЫВШИЙ ДИРЕКТОР ФБР:

Я убежден, для того, чтобы обследовать содержимое вашего шкафа, нам нужно решение независимого судьи. Но если кто-то начнет предлагать на рынке шкафы, в которые мы никогда не сможем забраться — даже если речь пойдет о похищении детей — это абсолютно недопустимо."

NEW YORKER::

Пока в Конгресе давал показания Марк Цукерберг, его китайскому сверстнику — Цзян Йиминю, создавшему собственную империю в в социальных сетях, пришлось пройти через аналогичную процедуру.

Цзян Йиминь создал компанию Байтдэнс и несколько видообменных соцсетей — взлет их популярности и капитализации связан с распространением, мягко говоря, не очень приличного контента. Женщина, поедающая электрические лампочки. Тринадцатилетние школьницы, наперегонки документирующие беременность. Все это было воспринято Золотым Щитом как угроза общественной морали и государственной безопасности. Соцсеть Вейбо заявила о готовности удалять любые материалы, пропагандирующие порнографию, насилие, пошлость и гомосексуализм. Сам виновник скандала выразился так.

ЦЗЯН ЙИМИНЬ:

Наша компания выбрала неверный путь. Мы подвели своих пользователей. Наши публикации нарушали основополагающие социалистические ценности.

Сказка о независимости Интернета — лишь сладкая сказка. В мире, балансирующем между развлечением и войной, никто не уступит обществу контроль над его сознанием. А среди компьютерных гениев-миллиардеров пока не нашлось ни одного Робин Гуда.

ЭДВАРД СНОУДЕН:

Когда мы говорим о компьютерных устройствах и контроле над ними, единственный способ для вас по-настоящему защитить себя от новых технологий — это научиться разбираться в технологиях. — Вы хотите, сказать, превратиться в хакера? — Не думаю, что вы можете понять технологию, если вы не научитесь ее менять, ломать ее правила и функционировать по-новому. Собственно, это и есть то, чем занимаются хакеры.