Правда всегда одна...

ЧерноНЕбыль

Итак, Чернобыль. Совместный ребенок двух гигантских медиакорпораций — WarnerMedia и Comcast. Да, HBO и Sky — это всего лишь их мелкие подразделения. Если бы вам сказали, что какой-нибудь сериал снимали ВГТРК и 1 канал, вы бы, наверное, назвали его пропагандой, правильно? А здесь ну ничего похожего, верно? Чистый бизнес. Рыночек взял и сам собой сделал, да? Тогда давайте сначала выслушаем автора сценария, Крейга Мейзина. Что он пытался донести до вас?

КРЕЙГ МЕЙЗИН:

Советская система была ужасной, уголовной, убийственной, подавляющей. А советские люди были особенными. Им пришлось испытать немыслимое. Мы говорим о народе, который не просто потерял гораздо больше, чем мы во Второй Мировой войне, но значительно больше. Десятки миллионов. Десятки миллионов. Они удивительные люди. Ужасное правительство. В СССР было ужасное правительство. Но люди были, и я уверен, до сих пор остаются замечательными. Вопрос лишь — можем ли мы пережить этих лидеров, чтобы стать с ними друзьями?

Ну в общем, социализм — дрянь. А вот люди были ничего. Голые, грязные, вонючие, но они не виноваты. Система такая. Надо просто помочь вам освободиться от пережитков социализма (кстати, где эти пережитки?). Неважно. Освободиться и тогда...

Кстати, Горбачеву тоже досталось в кино. Его не просто хорошенько попинали, но и приделали ему голову в форме мяча для рэгби. Что лишь подтверждает старую поговорку — Рим предателям не платит. Приступая к разбору, я хочу сразу отмести в сторону мелкие идиотские ляпы — вроде жуков-пожарников, которыми переводчики пять серий подряд обзывают пожарных, вроде Васильевского собора или Великой Войны, которой авторы называют Великую Отечественную. Все это ерунда, конечно.

Теперь подробнее. Но не по порядку, уж простите. Для этого — поскольку создатели сериала решили отказаться от русского акцента и актеров - я должен буду слегка изменить собственную речь.

Москва. В Третьяковской галерее заседают советский аппаратчики. Под картиной Репина Иван Грозный убивает своего сына — это любимый картин русских — они решают, как бы наградить друг друга за ликвидацию небольшой проблема, который возник где-то на Украине. Поскольку СССР — это голод, страх, КГБ, аппаратчик и водка, Крейг Мейзин снимает свой фильм в традиционная цветовая гамма. Все люди похожи на селедку. Это не новый подход, но он оправдан. Как в музыкальных клипах, так и в кино.

Хороший прием, чтобы поднять доверие — это shaky camera — трясущийся камера. Как репортаж на тиви. И еще мало света. Все снимать дерьмово, по-дилетантски, без света. Максимально черный. Натурално. Весь кадр без света. Это хорошо. Это работает. Это - правда. Так - было. Третий прием — музыка. Как можно больше страшный музык. Это могучий вещь.

Главный мысл фильма: конфликт маленький человек и большой тоталитарной систем. Систем при социализме всегда построен на ложь, поетому не может говорит правда. А если что-то и делает, то только ради две причины — страх. И водка.

Ладно, дальше без кривляний. Обратите внимание — я не разбираю научную, техническую сторону фильма, я разбираю пропаганду. Потому что пропаганда — это моя специальность, а физика — не моя. Итак, мы узнаем, что советские физики-ядерщики — это в основном либо запуганные идиоты, либо буйные психопаты, которые могут только трястись от страха или орать друг на друга, как это делает главный виновник трагедии — Дятлов.

Из-за настырности Дятлова, который никак не может успешно провести эксперимент по сбрасыванию мощности реактора, происходит авария. Реактор разрушается. Начинается катастрофа. Советские физики при этом ведут себя так, будто до этого снимались в кино про зомбаков. Кричат, бросают друг друга или друг на друга. У них мгновенно лопается кожа, начинается кровавая рвота, тело покрывается пузырями. Так эффектнее. Сразу после аварии в каком-то бункере непонятно где собирается руководство станции и местная власть. Оно упрямо не верит в аварию, потому что партия не велела верить. Откуда ни возмись поднимается старик с палкой, который начинает лечить аппаратчиков насчет Ленина. Станция ведь носит имя Ленина, а Ленин-то учил, что народ — быдло, ну мы помним, да?

Я не знаю, какими советскими гражданами восхищался мистер Мейзин. У меня сложилось ощущение, что его главный герой — это некая выдуманная белорусская правдоискательница Хомюк, лицом как 2 капли воды напоминающая нобелевскую лауреатку Алексиевич. В молодости. Светлана-Ульяна — ну точно. Весь фильм Хомюк совершает безрассудные поступки, бросая вызов системе, демонстрируя, как система лжива и неповоротлива. Алексиевич прославилась своими фантазиями об афганской войне. Она провела в Кабуле лишь 20 дней, за 5 месяцев до вывода войск, но написала книгу "Цинковые мальчики", выдуманную практически полностью — от начала и до конца.

АЛЕКСИЕВИЧ "ЦИНКОВЫЕ МАЛЬЧИКИ":

«23 сентября Поднялась на вертолете... Сверху увидела сотни заготовленных впрок цинковых гробов, красиво и страшно блестевших на солнце...».
«Весь март тут же, возле палаток, сваливали отрезанные руки, ноги, остатки наших солдат, офицеров. Трупы лежали полуголые, с выколотыми глазами, с вырезанными звёздами на спинах и животах...».

Тетю эту настоящие участники войны сто раз крыли матом или поднимали на смех. Неважно. Нобелевская премия! И — вот увидите — учить историю Афгана новые поколения будут по Алексиевич. Как сегодняшние учат историю 30х-40х по Солженицыну. Точно так же и историю Чернобыля запомнят не по документальным кадрам, не по воспоминаниям очевидцев, а по сериалу Крега Мейзина. Тут, кстати, Афгану тоже место нашлось.

Так что не удивляйтесь, когда видите на экране цинковых пожарных, гробы с которыми в чистом поле заливает бетоном безжалостная тоталитарная система. На всякий случай доброволец, коммунист Василий Игнатенко и шесть его товарищей похоронены в Москве, в Митино, а не в безымянной могиле у черта на куличках.

ТАТЬЯНА ИГНАТЕНКО, МАТЬ В.ИГНАТЕНКО:

"Я не знаю, как бы он поступил в наше время, зная все то, что мы знаем, но тогда он не мог отказаться. Они молодые были хлопцы, горячие: кто, если не мы!"

В фильме очень много бытового и технического идиотизма. Ну вроде того, что одной десятикубовой бетономешалкой такую братскую могилу не заполнить. Но поскольку бетонировать приходится еще и собак, а их сперва надо поймать и расстрелять, создатели фильма были вынуждены экономить.

Тоталитарная система не щадит ни людей, ни животных. Ни оленей. Ни птиц. Ни котов. Особенно людей, поскольку вооружает их для охоты на радиоактивную живность винтовками Мосина, даже последние ДОСААФовские модификации которых перестали выпускаться еще в 70м году.

Но вернемся к сюжету. Кстати, весь накал бреда любой, кто владеет английским языком, может оценить сам. Киносценарий выложен в открытый доступ, ссылки под роликом. Там же оставлю ссылку на разобранные специально кинотропы - сценарные ходы, с помощью которых авторы давят на жалость. Кстати, из них очень хорошо видна главная мысль сериала. Напоминаю ее: СССР — дерьмо.

Так вот. Когда стало ясно, что проблема серьезная, трусливые московские аппаратчики — вместо того, чтобы засучить рукава и тушить пожар самостоятельно, решают отправить в Чернобыль команду из зампреда совмина Щербины и ученого Легасова. Эти двое — по мысли Мейзина — тоже противостоят системе. Но пока они еще об этом не догадываются. Для начала Щербина, лицом как две капли воды напоминающий эталонного аппаратчика Алексея Косыгина, предлагает выкинуть Легасова, (чем-то похожего на предателя Калугина) из вертолета, если тот не расскажет ему, как вообще устроен атомный реактор. Почему не с самолета? Ведь на вертолете очень долго лететь от Третьяковской галереи до Чернобыля.

Неувязка в том, что Легасов — химик, а не физик. Он летит в Чернобыль не для того, чтобы рассказывать Щербине про устройство реактора, а для того чтобы быстро предложить максимально эффективный способ нейтрализации и дезактивации очага. Чтобы узнать об устройстве реактора, американский Косыгин-Щербина мог бы выкинуть из вертолета другого академика с мировым именем — Евгения Велихова, который в фильме не появляется вообще. Но это мелочь.

Как бы то ни было, двое быстро примиряются. Беда объединяет. Постепенно становится ясно, что Косыгин-Щербина — не такой уж и коммунист, к тому же ему, как и всем, очень надоел КГБ.

Оставим Щербину пока. Жена пожарного Игнатенко, добравшись до Москвы, пытается прорваться к нему в больничную палату, ее не пускают, ведь случай особый, кругом слежка и гулаг. Впрочем, если дать взятку — как это всегда и все делали в СССР — то можно купить себе пропуск. Ведь советский человек именно такой, говорит нам Мейзин, — всегда готов нажиться на чужой беде. Именно поэтому все абсолютно советские граждане, прежде чем совершить подвиг, спрашивают — а какого черта я должен туда лезть? Что мне за это будет. Так ведут себя атомщики, которых угрозами склоняют пожертвовать собой. Но, конечно, самый дебильный эпизод — вот этот.

Министр угольной промышленности приезжает к тульским шахтером под охраной солдат с автоматами наперевес. Так принято в Союзе. Ведь шахтеры — буйные, могут и на вилы поднять. Это просто квинтэссенция идиотизма. Ожидая министра, шахтеры, конечно, бухают. На столе стоит целая батарея бутылок, без закуски. Чем еще можно заняться летом, в рабочий перерыв, прежде чем снова вернуться под землю? Особенно если ты 45 летний комсомолец и хочешь дать стране 1000 тонн угля сверх плана в день субботника. Блин. Кто вас, бараны, консультировал? Кто надоумил вас снимать в порту? У вас стоят портовые краны за спиной и чайки орут. Какое нахрен море в Тульской области? Солдаты, охраняющие министра, не имеют понятия о выправке, поэтому ремни у них затянуты чуть пониже груди.

Образ шахтеров исключительно важен здесь, потому что в сознании американского дебила-сценариста именно шахтеры — та непокорная сила, которая сначала обрушила социалистический режим в Польше, а потом взбунтовалась против советов в Кузбассе. Вот какой здесь пропагандистский смысл заложен. Но кто из вас его считал?

– Куда едем, интересуются хитрые тульские морские шахтеры. "Мне не сказали, это НЕ МОЕГО УМА ДЕЛА" — отвечает щуплый советский аппаратчик, намекая на то, что в СССР все работали как винтики, а винтики ведь не спрашивают, зачем их завинчивают. Лысые пожилые комсомольцы, немного подумав, соглашаются. Только сперва вытирают о министра руки.

Здесь вранье все, от первой до последней буквы. Министр угольной промышленности СССР академик Щадов выглядел вот так. Он действительно работал в Чернобыле, самоотверженно, вместе со всеми. А потом в Спитаке. Но только совсем над другими задачами. Давайте послушаем академика Легасова, настоящего, не из фильма.

ЛЕГАСОВ:

Водоносные слои под Чернобыльской атомной станцией, и в этом смысле она была очень неудачно поставлена, на глубине 32 метра и, конечно, если даже какая-то часть топлива попала бы туда, возникла бы угроза заражения достаточно большого бассейна, питающего заметную часть Украины, радионуклидами, находящимися в этой массе ядерного топлива. Вероятность такого события представлялась чрезвычайно малой, но тем ни менее, как превентивными мерами, после некоторых колебаний, все таки приняли приняли, хотя большая часть специалистов конечно сомневалась в необходимости крупномасштабных работ такого сорта и, тем не менее, Евгений Павлович Велихов настоял на том, чтобы 21 нижний поддон фундаментной плиты реактора был сооружен. Для этого очень активно работали шахтеры, во главе со своим Министром, который там активно и отчаянно работал.

Все это было сконструировано и сделано за достаточно короткий срок, но конечно оказалось бесполезным потому, что ни разу никакое топливо туда не попало и ни разу не пришлось охлаждать

Короче,
а) никакой угрозы заражения — на всякий случай положили поддоны,
ю) никаких голых шахтеров под дулами автоматов. Но и здесь обнажено не мужское достоинство актеров, которых поставили в идиотскую ситуацию, а глупость самих киноделов.
Киношахтеры выкапывают гигантский кинотоннель совковыми лопатами! Я не говорю о том, что из жалости можно было бы вооружить актеров хотя бы пневмоинструментом. Но копать совковыми лопатами! Вы хоть раз держали в руках совковую лопату?

За шесть недель несчастные должны пройти 150 метров породы, а потом выкопать гигантскую полость 30 на 30. Из тульского порта шахтеры, видимо, прихватили и рисовальщика плакатов. Иначе как объяснить призыв приближаться к цели на 13 метров в день? Кстати, такой темп означал бы, что уже через полторы недели тоннель был бы готов, а еще пять недель оставалось бы на все остальное. Но кого волнуют частности? Надо обеспечить продвигание забоя штрека. Что звучит примерно так же осмысленно, как копование кирки лопаты.

Примечательно, что комсомольские лозунги наляпываются прямо на забор или стену. Дотошные американские реконструкторы практически полностью игнорируют такую обязательную особенность жизни в СССР, как наличие красных флагов и транспарантов. Их практически нет в кадре. Нигде. Почему? А потому что нет их ни в Литве, ни на Украине, странах, прошедших полную десоветизацию. Весь остальной реквизит купили, а этот не смогли. Ну и вишенка на торте.

Когда все закончится, кто позаботится о шахтерах? Конечно, не позаботятся. Оставят умирать без трусов, а потом зальют бетоном. Это же совок, потому и лопата совковая. Неужели непонятно? Здесь никто ни о ком не заботится. Не то, что американцы о своих шахтерах. Где-нибудь в Северной Дакоте или Вирджинии.

ФРАГМЕНТ ВИРДЖИНИИ:

Слабый человек здесь не выживет. Мы сильные, потому что нас столько раз унижижали. Нас называют белый мусор. Я говорю - нет, я не мусор. Мой ребенок - это не мусор. Моя мать — не мусор. Мой отец - не мусор.

Это фрагмент одного из десятков документальных фильмов снятых о брошенных безработных шахтерских городках в США. Тотальная нищета, наркомания, преступность. Кто о шахтерах позаботится? Впрочем, у нас теперь так же, ведь иго советских аппаратчиков из третьяковской галереи сброшено! Что ж, вернемся к аппаратчикам.

И вот тут пора выйти на сцену самой главной, зловещей силе. Это колнечно же, сталинские гулаговские НКВДШники-чекисты. Именно они управляют этим дьявольским театром, как, впрочем, и современной Россией, если вы вдруг до сих пор не догадались.

Собственно, этот блок — самый главный в реакторе сериала. Это — ядро сериала.

Поток бреда уже не сдерживается ничем. Жена Игнатенко, имеющая все причины опасаться за ребенка, среди зимы усаживается на ледяную скамейку — отдохнуть. Конечно, все роженицы так и делают. Солдат убивает бабкину корову. Аудитория облегченно выдыхает, все думали, что кровавый упырь разнесет голову самой старухе.

Бабка перед этим рассказывает, что ее семью раскулачивал и морил голодомором Сталин, а до того просто мучали большевики. В действительности Чернобыльский район — глухое, лесное место. Там некого было коллективизировать, это леса, это не поля Черноземья. Причем до революции там проживали преимущественно евреи, потом район захватывался немцами и поляками. Потом здесь зверствовал украинский националист-вешатель атаман Струк. И лишь потом пришла Красная Армия.

В районе никогда не было белогвардейцев. Никакие царисты к бабке не приходили и приходить не могли. Да и кто такие эти царисты? Короче, бабка напилась зараженного молока и бредит. Оно и понятно, ведь бабкин текст написали те же люди, которые рисовали плакаты морским шахтерам из Тулы. Однако, словно поддерживая бабку, Щербина рассказывает, что Сталин убил всех поляков и признается между делом, что и сам он для партии — расходный материал, а потому редко верит тому, что говорят в Кремле.

ЩЕРБИНА:

Мы следовали указам от КГБ, все секреты - ложь. Каждая сказанная нами ложь создает долг перед правдой.

Градус дури нарастает. Легасов вдруг совершает камингаут и признается в своем антисемитизме! Оказывается, он тоже не без греха, поскольку в 70е мешал продвижению по службе евреев! Ну конечно, в фильме уже были поляки и Голодомор, не хватает только негров и гомосексуалистов и евреев. Господи! Кто это писал, как это можно воспринимать спокойно???! Легасов — антисемит! В СССР ущемлены права евреев! Быть может, поэтому в своих записках на каждом углу Легасов спорит с самым главным и могущественным евреем — главой Минсредмаша Ефимом Славским? Быть может, именно из-за государственногоа антисемитизма легендарный Славский, повоевавший в армии Буденного еще в Гражданскую, герой соцтруда, создатель советского атомного щита, лауреат сталинских премий — именно поэтому еврей Славский не принимает критику Легасова и удостаивается следующих антисемитских определений в его воспоминаниях:

ЛЕГАСОВ:

Вот от реакторщиков я впервые услышал так, в спокойной, правда, манере произнесенные слова, но очень серьезные, что современная наша атомная энергетика на ВВЭРах и РБМК, в равной степени, является опасной и требует принятия каких-то дополнительных серьезных мер. По свойству своего характера я начал более внимательно изучать этот вопрос и кое-где занимать более активные позиции и говорить, что действительно нужно следующее поколение атомных реакторов более безопасных и, скажем реактор ТТЭР или жидко-солевой реактор пытался продемонстрировать как следующую ступень, более безопасного реактора. Но это вызвало в Министерстве исключительную бурю. Бурю негодования. Особенно у Министра Славского, который просто чуть-ли не ногами топал на меня, когда говорил, что это разные вещи, что я неграмотный человек, что лезу не в свое дело, и что совсем нельзя сравнивать один тип реактора с другим. Вот такая сложная была обстановка. Потихоньку работали над альтернативными реакторами.

Через судебный процесс фильм в сотый раз подводит нас у же многократно прозвучавшему выводу. СССР — дерьмо, потому что социализм дерьмо. Потому что. Потому что в социализме всем рулят аппаратчики и КГБ, которым наплевать на людей и они скрывают правду. Именно поэтому никто и не подумал исправлять дефекты реактора — чтобы поддержать эту ложь каким-нибудь костылем, выдуман фантастический эпизод с пропавшими страницами из экспертного заключения. Именно поэтому на станции царят истерия и безалаберность. На самом деле речь об усовершенствовании реактора зашла почти сразу же. И он был доработан. И вот как об этом говорил сам Легасов в интервью телеканалу NBC, которое он давал, находясь в Вене.

ЛЕГАСОВ В ВЕНЕ:

Это первое, что приходит в голову любому специалисту, который незнаком с историей аварии. Но когда специалисты детально знакомятся со случившимся, то они понимают, что предпринятых нами мер достаточно для того, чтобы продолжить безопасно эксплуатацию реакторов этого типа.
Доктор Роберт Гейл, который лечил чернобыльских пациентов, считает, что повторение Чернобыля неизбежно. Вы разделяете его пессимизм?
Нет, я не разделяю его пессимизм. Такой аварии случиться не должно. Но мы живем в таком мире, когда нас окружает очень много технологически сложных, потенциально опасных систем. Как я дерных, так и неядерых. Без этих систем мы не можем развивать. Но они все-таки опасны. Поэтому нужно усиленно работать над тем, чтобы безопасность всех сложных систем ядерных, химических, биологических повышалась.

Авторам фильма, конечно же, все это известно. Но это не вписывается в их замысел. Сценарий требует, чтобы в конце фильма сломенный, разочаровавшийся аппаратчик Косыгин-Щербина в обнимку со слабачком и ботаником Легасовым проклинал систему и восхищался гусеницей. Для справки реальный Борис Щербина — воевал добровольцем в советско-финскую войну, в 42м году работал в аппарате харьковского комсомола, на 74 дня был командирован в сражающийся Сталинград. Потом он строил Иркутскую и Братскую ГЭС, сибирский нефтегазовый комплекс, после Чернобыля возглавлял комиссию по ликвидации последствий землетрясения в Армении. Армения стала для Щербины и СССР гораздо большим испытанием, ведь там погибло 25 тысяч человек, а мощность катастрофы в 10 раз превосходила Хиросиму. Летом 1990-го года Щербина подал в ЦК такую записку.

ЩЕРБИНА:

Сам по себе факт избрания Ельцина Председателем Верховного Совета РСФСР опасен последствиями в политике и экономике страны. Ни политических, ни моральных качеств новоявленный руководитель Верховного Совета для такого поста не имеет.<...> Если группе Ельцина удастся полностью захватить Верховный Совет и Совмин республики, наступит тяжелейшая полоса в истории страны.

Короче, Щербина не перестал быть упрямым совком и коммунистом даже после Армении. Как впрочем, и Легасов — в чем мы скоро убедимся. В Чернобыль Щербина отправляется не из Третьяковской галереи, а в ночь, из Оренбурга, откуда его спецбортом вызывает председатель Совмина Николай Рыжков. Рыжков, кстати, жив, но в фильм не попал совсем.

ЦИТАТА ПО КНИГЕ О ЩЕРБИНЕ:

С. 293 Теперь надо оповестить население, причем так, чтобы не спровоцировать панику. Щербина поручил Мотовилову подготовить обращение к жителям города. Это превратилось в очень непростую проблему. Как убедить людей не брать ничего лишнего, кроме документов, денег и минимума личных вещей? Только пообещав, что все вернутся в свои квартиры через несколько дней. Щербина прекрасно понимал, что все будет не так, понимали это все в комиссии, но по-другому в той отчаянной ситуации поступить не могли. Эта спасительная неправда вызвала позже много критики. Мы же уверены, никому из тех, кто принимал решение об эвакуации, не в чем себя упрекнуть. Стоило лишь заявить, что Припять будет брошена навсегда, наверняка эвакуация населения была бы сорвана. Последствия взрывной паники легко представить.

Тоталитарная система замалчивала. Вы реально идиоты? Представьте себе панику в масштабах города или республики? Она сделает невозможной любую спасательную операцию. Вы пытаетесь подвезти строительную технику, а вам навстречу — дезорганизованный поток беженцев. Поэтому всегда и везде в любой стране в подобных обстоятельствах создается штаб, через который информируется население и принимаются решения — что можно рассказывать, а что рассказывать рано. Это не тоталитарная система, это одинаковая и для капитализма, и для социализма логика выживания. Но в капитализме и социализме она работает по-разному. При капитализме сначала проприлетают спасатели. И, кстати, именно об этом, о том, как выглядит паника в США, а вовсе не об устройстве реактора, говорили в воздухе настоящие Щербина и Легасов.

ЛЕГАСОВ:

По дороге я Щербине рассказывал историю аварии в "Три-май-айлен", подробно. Вот что я в полёте делал, я ему рассказывал что было в "Три-Май-Айленд" в Америке, какие там события происходили, какие мероприятия. А мероприятия там были простые. Они все разбежались и три года не подступали к этой станции в "Три-Май-Айленде". Но на самом деле три дня они боролись с тем, чтобы не взорвался водородный пузырь. Вот они, так сказать, обдували водородный пузырь. Обдули, закрыли всё и три года никто даже не приближался к станции. У них там погибло 17 человек, у американцев. Но не во время аварии. Во время аварии никто не погиб, не облучился, а в панике. У них началась в городке паника. Они рванулись на автомобилях самоэвакуацию делать и в процессе эвакуации 17 человек там в автомобилях погибли так они драпали - американцы.

Я это видел своими глазами, когда американцам понадобилось срочно эвакуировать затопленный Новый Орлеан. К счастью, я всЁ и всегда снимаю на камеру. Поэтому когда несколько десятков тысяч человек — больных, умирающих, заключенных тюрем, детей, женщин и стариков, оказались брошенными в городе, со всех сторон окруженном ядовитой, зловонной водй — я все это фиксировал. Вот гостиница Хилтон, переполненная мочой и экскрементами, вот обкурившийся от бессилия анаши мэр Нейгин, вот стадион Супердоум, где люди умирали прямо на поле, а в сортирах насиловали детей и резали друг другу глотки, вот мародеры, вот явившаяся с опозданием нацгвардия, открывшая по гражданским огонь на поражение и только так обуздавшая панику. Вот что на самом деле такое бес паники, о котором пел позднесоветский рокер Кинчев. Всего этого в Чернобыле не было.

Кстати, число погибших в Новом Орлеане только по официальным оценкам превысило тысячу человек. А по луизианскому радио говорили о нескольких тысячах. А губернатор Луизианы однажды назвал цифру десять тысяч - погибших и пропавших. Неспроста же к городу подгоняли рефрижераторы для уборки трупов — на жаре они очень быстро разлагались. И тем не менее США ни от кого не приняли помощи. Это к вопросу об упрямстве советского руководства и нежелании пустить в Чернобыль американских друзей. А теперь вспомним аварию на японской Фукусиме. Она тоже прямо доказывает — главный убийца это не радиация. Главный убийца — паника. И в капиталистическом обществе паника всегда убивает больше. Так было в Японии, где надо было быстро вывезти 154 000 человек. Но не получилось. И вот что сообщает нам Википедия.

ВИКИПЕДИЯ:

На 2016 год согласно анализу СМИ было зафиксировано 1368 смертей, связанных с аварией на Фукусиме. Отчеты указывают, что многие из этих смертей были вызваны слишком долгой эвакуацией, а также тем, что жителям могли разрешить более раннее возвращение в свои дома, что уменьшило бы потери.

Не радиация. От нее на Фукусиме не погиб никто. Паника. В Чернобыле, где нужно было срочно эвакуировать 300 тысяч человек, от паники не погиб ни один. Вы соображаете, что такое в течение ночи вывезти 50 000 город? Что такое мобилизовать 700 автобусов за несколько часов. А это было сделано. Без паники. И сделала это советская, партийная, социалистическая система.

ЛЕГАСОВ:

для меня это был такой образец правильно организованной работы. Знаете, я первоначально не мог предполагать, что там могут приниматься такие волевые целенаправленные решения, направленные на то, что бы как можно быстрее справиться с ситуацией, как-то приуменьшить, может быть, значение случившегося ничего похожего не было. Работа была организована так как в хорошем научном коллективе.

При этом крайне важно отметить — никаких колоссальных жертв от радиации, о которых фильм врет на последних кадрах, не было. Об этом сообщает все та же госдеповская википедия.

ВИКИПЕДИЯ:

Жертвы Чернобыля по состоянию на 2005 год: Двое погибших от травм, 28 погибших от облучения из 134 получивших высокую дозу облучения, четверо погибших в крушении вертолета, 15 смертей от различных форм рака.

Вы мне не верите? Давайте обратимся к тем самым аудиозаписям академика Легасова, которые он тайком от КГБ выносит на помойку.

ЛЕГАСОВ:

Практика потом показала, что никто из гражданского населения города Припяти, не бывших на самой станции в момент аварии, а это почти 50 тыс. человек, никто никакого существенного поражения и облучения не получил.

А что нам показывает мистер Мейзин? Он мастерски выдавливает из вас слезу, демонстрируя наивных жителей Припяти, которые вместе с детьми жарятся в лучах Чернобыля и медленно покрываются пеплом. Все они, конечно, умрут потом. Не в жизни, в вашей голове. Так решили аппаратчики в Третьяковской галерее. Вертолет, который послан в пекло и падает от радиациий – ложь. Черный дым над Чернобылем — ложь. Столп света до неба — ложь. Синее свечение — ложь.

Вот эта сволочная, беспардонная ложь в каждом кадре вызывает желание схватить кувалду и подкараулить съемочную группу в темном углу. Впрочем, не знаешь, на кого больше злиться — на иностранных шулеров или на придурков-соотечественников, готовых все это потреблять.

Миф о сотнях и сотнях жертв Чернобыля — это миф. Это намеренное раздувание очень выгодной кое-кому социальной патологии. Она называется РАДИОФОБИЯ. После Чернобыля этой самой радиофобией был охвачен весь СССР. Появилась целая толпа дебилов-правозащитников, требовавших закрытия атомных станций и перехода на конную тягу. Сегодня мы смеемся над Германом Стерлиговым, а тогда вся страна переполнилась Стерлиговыми.

Журналист Губарев, съездив в Припять, пишет пьесу Саркофаг. Ее печатает журнал Знамя. Разъяренный Щербина направляет отзыв Рыжкову:

Автор вместо объективного изложения событий преследует одну цель – отразить сенсационность произошедшего. Ряд персонажей пьесы: Бессмертный, Кролик, Велосипедист — вор с уголовным прошлым, тетя Клава, генерал милиции — надуманные, нежизненные образы, плод фантазии автора. Использованный в пьесе прием — ведение прокурором допроса пораженных лучевой болезнью людей представляется неоправданно жестоким, бесчеловечным. Ни один человек из населения города не получил сколько-нибудь значительных доз облучения, не говоря уже о лучевой болезни. У автора же они умирают. Не соответствуют действительности и беспорядок и неразбериха в первые часы после аварии.

И вот дальше — очень важно, поскольку применить эти слова можно не только к "Саркофагу", но и к американскому сериалу:

В беседе с прокурором один из персонажей пьесы недвусмысленно определяет причину аварии в некачественном строительстве энергоблока, в стремлении досрочно сдать его в эксплуатацию. Никакого досрочного ввода блока в эксплуатацию не было. Такая позцияи наносит вред развитию отечественной атомной энергетики. Не случайно некоторые зарубежные средства массовой информации широко используют сведения, полученные из этой публикации.

То есть понимаете – неважно, что было в реальности. Важно что поставлено в театре или напечатано в книге. Губарев оправдывался потом в письме Рыжкову — дескать я художник, я так вижу. Нет, это не художественный вымысел. Это идеологическое оружие, каковым является и сериал "Чернобыль". Как выглядит потенциальная жертва такого оружия? Да вот так.

Люди, родившиеся через двадцать лет после Чернобыля, прошедшие через систему ЕГЭ, не будут утруждать себя изучением настоящих источников. Им достаточно того, что для них состряпало HBO. Ничего подобного — по масштабу съемок и затрат — слабое российское буржуазное государство противопоставить не может. Поэтому и будет вынуждено в конце концов само отнести себя на плаху, присоединившись к общему хороводу десоветизаторов.

Альтернативы атомной энергетике нет. Альтернативы прогрессу нет. Иначе — возвращение в каменный век и загрузка электростанций каменным углем. Именно поэтому все вменяемые страны стремятся обзавестись современными реакторами. Не все могут, потому что не у всех есть крайне дорогой и сложный цикл обогащения урана. У нас – спасибо Сталину и Берии — есть. Вас пугают американские сериалы? А вот такие кадры вас не пугают? Это сегодняшний Пекин, задыхающийся от угольной сажи. И онкологи подтвердят, что сжигание угля, да даже газа — гораздо более опасный для человека способ получать энергию. Именно поэтому Китай проводит политику массированного строительства атомных станций. А бывший Советский Союз с помощью американских партнеров двинулся в противоположном направлении.

Почему я говорю так безапелляционно. Потому что я знаю точно. Знаю сам. Вот мой дозиметр. Девятнадцать лет назад я не просто был в Чернобыле, я был внутри Саркофага, в т.ч. на пульте, где началась авария...

Вот здесь, в нескольких десятках метрах от так называемой Слоновьей ноги. Так в шутку именуют ТСМ – топливосодержащие массы, оставшуюся на месте реактора ядерную кашу из металла и реагентов, которыми объект засыпали. Сегодня все это накрыто колпаком для сдерживания радиации. Кстати, сталкеры — это вовсе не глупые хулиганы, которые рыщут сегодня по давно безопасным окрестностям. Сталкерами называют людей, которые заходят внутрь саркофага и собирают образцы ТСМ. Иногда для этого слоновью ногу предварительно обстреливали, чтобы получить осколки. Все это снималось на видео, но я нигде не встретил рассказов о такой работе. Я много часов провел в разговорах с местными физиками. И вот их мнение.

— Влияние радиации на человека до сих пор не изучено. Чернобыль правильнее всего сделать международной лабораторией.

— Помимо отрицательного влияния от мгновенного облучения есть множество других неоднозначных, в том числе положительных для разивития живых организмов, параметров, которые могли бы представлять интерес для науки. Об этом свидетельствует небывалый всплест биологической активности в зоне отчуждения после ухода человека.

— После доработки реактор РБМК не представляет эксплуатационной опасности. Остановка 3-го блока Чернобыльской АЭС — глупое и безрассудное решение президента Кучмы, старавшегося таким образом получить финансирование от Евросоюза.

Вот так глушили Чернобыль. Узнаете эти физиономии? А вот мэр оперативно построенного Щербиной городка ядерщиков Славутича, человека, который предлагал физикам в 2000е перенацелиться на производство скрепок. Чтобы победить безработицу. Скрепка — вот лицо безъядерной Украины.

Сегодня Украину, как и всю восточную Европу затягивают в свои сети западные атомные концерны вроде Вестингауза или Аривы, вытесняя советские реакторы, разрывая контракты на поставку топливных сборок, которые производит российская корпорация ТВЭЛ. Поэтому пока вы хлопаете придурочному сериалу, подумайте, сколько рабочих мест в результате вновь раздутой радиофобии косвенно потеряет подмосковная Электросталь, где это производство — градообразующее. Ведь самый ужасный ужас — это радиация, а не безработица, да?

Теперь остановимся подробнее на таком важном вопросе, как замалчивание. Было ли замалчивание? Не было. Почему? Потому что в первые дни само руководство страны толком не понимало, что случилось. Слова Щербины на пресс-конференции 6 мая, то есть меньше, чем через 2 недели:

ЩЕРБИНА 6 МАЯ НА ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ В МИДЕ:

Наиболее распространенными стали упреки за несвоевременную информацию. Согласиться с этим нельзя. Необходимо было оценить произошедшее и только после этого дать информацию.

Если мы внимательно прочитаем статью в Правде под названием "Кто и зачем раздувает антисоветскую шумиху?", вышедшую в то же время, то узнаем много интересных, не попавших в сериал подробностей. Оказывается, драма Чернобыля разворачивается почти одновременно с американскими бомбардировками Ливии, с боевыми действиями в Анголе и Никарагуа.

Статья "Кто и зачем раздувает антисоветскую шумиху?":

Государственный аппарат США и послушные ему средства массовой информации пустили в ход измышления по поводу последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Новая антисоветская кампания используется в целях дальнейшего разжигания недоверия и вражды к Советскому Союзу. Высокопоставленные лица в Вашингтоне, а также в столицах некоторых других государств НАТО, сразу же ухватились за весть об аварии в Чернобыле, чтобы использовать ее в своих враждебных политических целях. Началось раздувание истерии и паники. Были придуманы небылицы о «тысячах мертвых», о том, будто следствием аварии может стать поражение радиоактивностью населения Западной Европы, а то, глядишь, и Соединенных Штатов. Специалисты по разжиганию паники начали принудительную эвакуацию из СССР западных студентов, специалистов, туристов, даже если они находились в Сибири.

Вот такая звездно-полосатая рука помощи была протянута Советскому Союзу. А сериал покажет нам ослепительно желтого немецкого робота на фоне убогих советских луноходов. Ведь у совков ничего не работало, кроме биороботов, которыми они забрасывали реактор, так же, как траншеи в войну. Это совкам еще Иван Грозный завещал. Примерно ту же самую линию подхватили и советские газеты, спасибо Перестройке и Гласности. Кстати, знаете, кто отвечал в тот момент за тоталитарную цензуру?

Первую группу журналистов центральных газет перед отправкой в Чернобыль инструктировал лично Александр Явковлев. Советовал журналистам не раздувать панику, писать больше о том, что делается для спасения, как вся страна помогает Чернобылю.

Александр Николаич Яковлев, бывший посол в Канаде, выдающийся перестроечник и автор "Черной Книги Большевизма". Вот кто замалчивал:) Да, чтобы вы до конца представляли себе информационный фон весны 86-го, — еще несколько слов. Тем же летом в Москве должны были открыться Игры Доброй Воли, ответ на взаимные олимпийские бойкоты 80го и 84го года. В них должны были принять участие 3000 спортсменов из 79 стран. Представляете, что означала бы паника? А ведь игры провели и СССР победил на них в общем зачете. Я отлично помню то время, поскольку летом 86го года отец берет меня в первую в моей жизни поездку в Москву. Та Москва — чистая, нарядная, ослепительная, ничего общего не имеет с унылыми картинами сериала. Отец ездил по испытательным делам в Жуковский, а в Москве мы останавливались у его одноклассника на Воробьевых Горах, в общежитии химфака МГУ на 11 этаже. Тем летом я впервые попробвал фанту и увидел живого негра — видимо, гостя Игр. Короче, посылаю персональные лучи ненависти создателям сериала, корпорациям Комкаст и Уорнер Медиа. Вы, твари, покусились на мое детство.

Ну и наконец давайте вернемся к болезненному вопросу. Почему же тогда повесился академик Легасов и чем он был возмущен. Если внимательно прочитать расшифровку кассет, то картина вырисовывается следующая. Разумеется, совершенно не та, которую лепит Крейг Мейзин. Легасов говорит вовсе не о неэффективности социалистической модели народного хозяйства. Он говорит о действительно опасном явлении — о межведомственной конкуренции, борьбе могущественных министерств, таких например, как Минсредмаш, Минэнерго и Минобороны, борьбе, в которой нарушается обратная связь и каждый главк начинает тянуть одеяло на себя. Именно так военный реактор РБМК, созданный для производства оружейного плутония, после незначительной модернизации был передан для эксплуатации Министерству энергетики, а взаимодействие между гигантскими объединениями налажено не было. Вот в чем истинная трагедия момента. Личная же трагедия Легасова — человека жизнелюбивого, отца, мужа и деда (для американских сценаристов оказалось удобнее вычеркнуть семью) — состояла не в разочаровании в СССР или КГБ, а в том, что номенклатура — и в первую очередь, лично Горбачев, отказалась прислушаться к нему. Его унизили, не признали заслуги, пообещали, но не дали героя соцтруда, проявили пренебрежение в Академии наук.

Наложилось и общее самочувствие — Легасов, как и Щербина, не жалевший себя ради других, уже в первые часы подъехал к реактору на бронетранспортере и потом неоднократно подвергался облучению. Болезнь человека и болезнь системы, за которую человек искренне переживал, вот какие факторы привели к трагедии. Но коммунист Легасов никогда не раскаивался ни в своих убеждениях, ни в своем жизненном выборе, он не был ни нытиком, ни пессимистом. Это видно на кадрах хроники. Вся его биография, так же как биографии его коллег, говорит о том, насколько востребован был ученый в Советском Союзе. Ученый не был унижен безденежьем, лишен возможности творить, изучать, создавать новое. Для ученого Чернобыль был уникальным явлением, трагическим экспериментом, полем битвы между человеческим разумом и стихией. Я говорю об этом уверенно, потому что в фильме "Последний Звонок" мы рассказываем современную историю ростовского профессора-физика, сводящего счеты с жизнью из-за того, что его кафедра перестала приносить институту прибыль.

Пора заканчивать. Итак, спустя тридцать пять лет весь мир захлебывается соплями жалости и сострадания к чернобыльцам и советским гражданам вообще. Ведь все они стали жертвами социализма. Но в 1990м году, когда штаб чрезвычайных ситуаций ЦК украинского комсомола обратился ко всем мировым лидерам с просьбой помочь пострадавшим детям Чернобыля, не откликнулась ни одна собака. Ни одна из стран, сегодня снимающих про нас сериалы. Откликнулась только... Куба. За 22 года Куба, фактически преданная Горбачевым и Ельциным, брошенная один на один с американскими империалистами Куба приняла 24 тысячи детей Чернобыля в своих пионерлагерях и ни разу не попросила за это ни копейки. Голодная Куба потратила на наших детей 350 миллионов долларов. Америка не помогла никак. Ничем. Кроме гребаных платных сериалов по подписке.

Пять часов времени. Пять часов вашей жизни. На что вы потратили их? На что? Нет, вы конечно, можете утешать себя тем, что это произведение имело хотя бы какое-то отношение к действительности, в отличие от Игры Престолов или идиотской компьютерной игры...

Так-то приходит мысль - не трачу ли я свою жизнь впустую?

Да, блин. Ты тратишь свою жизнь впустую. Забей на их сериалы. Забей на их кино. 60 минут — это 120 прочитанных страниц, которые останутся в твоей голове. Потрать их с пользой, не транжирь свою жизнь. И тогда, и только тогда ты будешь достоин памяти героев преданной и уничтоженной страны. Героев, которые легли когда-то грудью на амбразуру Чернобыля.

После распада СССР США сделают все, чтобы закрыть уцелевшие советские АЭС, обрекая на нищету или эмиграцию тысячи людей, переводя энергетический баланс новых независимых государств с атома на хворост. Чтобы потом — на опустевшей игналинской станции в Литве снимать фильмы про тоталитаризм, который даже спустя 30 лет не дает кому-то спасть спокойно.

Возможно, об этом мог размышлять в камере третьяковской галереи академик Легасов, когда в его памяти вдруг возник пластмассовый советский Микки-Маус из Припяти, на расскрашенной в цвета украинского флага детской площадке.