Правда всегда одна...

Готовлюсь к эмиграции. Письма. (выпуск №41).

Екатерина, учитель истории, Воронеж

Здравствуйте. Пишу Вам из города Воронежа, провинциального, но большого и «уверенно развивающегося». Мне 28, и последние 11 лет моей жизни были посвящены образованию и науке. Закончив исторический факультет университета, полная надежд и облаченная в розовые очки, я поступила в аспирантуру родного факультета. Три года прошли в постоянной работе в архивах, конференциях, написании научных статей, предзащитной суете и вот, наконец-то: мир! Встречай готового ученого! Увы, ученый оказался никому не нужен. На родной кафедре за 10 лет, которые прошли на моих глазах, сократили четыре преподавательские ставки. После бесконечного рассылания резюме, хождения по вузам, я убедилась в том, что местничество — система назначения на должность в соответствии со знатностью рода, отмененная в конце XVII века, — никуда не делось. «За Вас не попросил сильный города сего? Чья Вы протекция? Ну и что, что у Вас рекомендации, статьи, 95% оригинальности диссертации? Нагрузки нет, Вы же знаете, какая в стране ситуация!»

В то же время на моих глазах в вузы и элитные школы по звонку тех, кто, наверное, лучше всех в этом мире разбирается в науке и преподавании, брали вчерашних студентов без опыта работы и степени, со сплошными тройками в дипломе. Сейчас я работаю в школе. За зарплату 12 тысяч рублей за полторы ставки, где никого не волнует качество преподавания предмета, а волнуют лишь рейтинги, которые можно получить за участие в олимпиадах, интернет-конкурсах, выступления на педсоветах. Я побывала на всех сторонах баррикад образования, кроме, к сожалению или счастью, высшего руководства, и прекрасно осознаю, что при нынешних тенденциях сегрегации и социального дарвинизма, специалист, просто хорошо знающий и с душой выполняющий свою работу, а не «продающий услуги» и не являющийся чьим-то протеже, будет причислен к рядам «колхозных кляч, а не арабских скакунов».

Без образования нет жизни. Без Учителя, Педагога, Преподавателя нет образования. Платить им достойные зарплаты?! Позвольте! Они же должны одеваться в детскую любовь, платить за квартиру благодарностью учеников, питаться вкладом в науку... Что самое страшное, так думают не только чиновники. Так думают родители тех, кого мы учим. Мне 28. Я люблю и знаю свой предмет, меня любили студенты и дети. Я интенсивно подтягиваю иностранный язык и готовлюсь к эмиграции. Как и все знакомые моего круга.