Рекомендуем посмотреть:

Власть паразитов. Константин Сёмин // АгитПроп 14.09.2019 Можно, конечно, радоваться тому, что опасное заболевание найдено не у вас, заниматься спортом и воспевать укрепляющуюся стабильность. Но в этом случае пациен...
Измена под красной маской // Злоба дня Все мы помним шокирующее расследование дедушки-Кургиняна про красную маску и коммунистический майдан в исполнении блеваков? С точки зрения Кургиняна и его...

Инвестиционные прелести. Константин Сёмин // АгитПроп 07.09.2019

Восточный экономический форум начался с курьезов. Сначала на сувенирах по ошибке изобразили вантовый мост в Багкоке (вместо символа возрождения региона — моста на остров Русский). Потом уже не по ошибке, а вполне серьезно, было предложено весь 20-й век, точнее, весь советский его период, считать временем социальной и экономической стагнации Дальнего Востока.

ПУТИН:

Напомню, что в начале и середине 20-го века, а затем и в годы холодной войны, многие дальневосточные территории, как например, и сам Владивосток, где мы находимся, имели преимущественно военное значение, и были, как у нас тогда говорили, закрытыми территориями. Это отражалось безусловно и на развитии этих регионов. Ну собственно, развития в социальном, экономическом смысле этого слова практически и не было.

Не пнешь СССР — весь день ходишь как оплеванный. Что в очередной раз подтверждает: главным антисоветчиком у нас, как впрочем, и на проклинаемой каждым ток-шоу Украине, остается власть. Которая принадлежит тем же, кому с 91-го года принадлежит и собственность. Ну что же - никто не тянул их за язык. Давайте сравним показатели социально-экономического развития Дальнего Востока при прежних и нынешних хозяевах? Стартовые параметры очень похожие. Большевикам Дальний Восток достался после интервенции и Гражданской войны. Сегодняшние руководители получили примерно такое же наследство от Ельцина.

“ИСТОРИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ”, Т.3:

Бездействовали многие промышленные предприятия, часть из них была разрушена в результате военных действий, оборудование некоторых вывезено за границу, около 70% пароходов и 2/3 барж речного флота потоплены или угнаны в зарубежные порты, требовали капитального ремонта 1/3 вагонов и 2/3 паровозов. Пришла в упадок золотопромышленность, снизившая добычу к 1922 г. почти в 5 раз. Прекратилась промышленная выработка вольфрама и олова. Только в 1920 г. из Владивостокского порта вывезено за границу почти 500 тыс. пудов красной меди.

Лесопромышленность оказалась в руках японских предпринимателей. В результате захвата японскими военными рыбных промыслов Николаевского-на-Амуре и Сахалинского районов в Японию ежегодно стали вывозить 100% улова лососевых и до 75% улова сельди. В 1922 г. в охотско-камчатских водах из 526 морских рыболовных участков 490 находились в руках японских промышленников. В целом по Дальнему Востоку убытки, по документально подтверждённым данным, составляли более 603 млн руб. золотом. Из центральных районов страны в 1919 г. через Владивосток в США, Францию, Японию, Англию и другие страны было отправлено 11 452 пуда золота на сумму 241 906 247 руб. За годы Гражданской войны и иностранной интервенции были убиты и ранены 80 тыс. чел.

Вот какую память оставили о себе иностранные инвесторы. Возможно, поэтому большевики решили не проводить инвестиционные форумы, а попробовать обойтись собственными силами. Советский период для экономики региона начинается с создания Дальневосточной плановой комиссии — Дальплана. После этого принимается решение об изъятии у эффективных собственников всех их их активов. Проще говоря, о национализации.

“ИСТОРИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ”, Т.3:

Обобществлению подлежали заводы и фабрики, шахты, электростанции, имевшие экономическое значение, а также предприятия частных владельцев, бежавших за границу. В перечень конфискуемых предприятий были включены каменноугольные копи Приморья и Забайкальско-Амурского района, все предприятия фирмы «Наследники Скидельского», Тетюхинские серебро-свинцово-цинковые рудники, золотопромышленное предприятие Орской компании, Хабаровская и Читинская электростанции, спичечные фабрики в Амурской и Примор- ской губерниях, мукомольные мельницы Когана во Владивостоке и Амурского мукомольного товарищества в Благовещенске.

Было отменено хождение всех иностранных валют, закрыты представительства японских и американских банков. Их место занимают отделения Госбанка СССР. Роль частника отныне — помогать решать общегосударственные задачи. Рыба, лес, уголь, нефть отныне принадлежат народу.

“ИСТОРИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ”, Т.3:

Наиболее удобной формой объединения рыбной промышленности на Камчатке было признано акционерное общество, организаторами которого стали государственные организации Дальгосрыбпром (капитал ВСНХ СССР), Дальгосторг (капитал Народного комиссариата внешней торговли РСФСР) и Дальцентросоюз (капитал всесоюзной кооперации). Для организации старательских работ, добычи и скупки золота был учре- ждён Дальневосточный государственный трест – «Дальзолото». В сентябре 1925 г. Дальбюро ЦК РКП (б) приняло решение о создании треста “Примуголь”. В феврале 1923 г. Дальревком утвердил положение о Дальневосточном государственном лесопромышленном тресте «Дальлес», осуществлявшем на основе хозрасчёта управление всеми предприятиями промышленности и лесозагото- вительными участками на территории области. За короткий срок построены 12 лесопильных заводов, Владивостокский фанерный завод.

В январе 23-го Дальревком вводит монополию внешней торговли и запрещает ввоз товаров из-за границы, кроме тех, которые не производит советская промышленность. Такое вот импортозамещение. Одновременно ОГПУ начинает жесткую борьбу с контрабандой. В 30-м году стартует сталинская индустриализация, которая для Дальнего Востока означает массированное возведение новых предприятий: полиметаллического комбината “Сихали”, Дальзавода, электростанции АртемГРЭС, спасского цеметного завода, хабаровского нефтекомбината, рыбных портов, судоремонтных, консервных, машиностроительных заводов — в Комсомольске-на-Амуре, Николаевске-на-Амуре, Хабаровске. Только в Комсомольске одновременно возводится 18 крупных объектов. В приморском крае разрабатывается 39 новых угольных шахт. Капитальные вложения государства в экономику Дальнего Востока в 3 пятилетке составили 19 миллиардов рублей.

СТАЛИНСКАЯ ПОЛИТИКА КОМПЛЕКСНОГО РАЗВИТИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА:

Перед войной Дальний Восток имел развитые машиностроительную, металлообрабатывающую, топливно–энергетическую, горнодобывающую, судостроительную, металлургическую, нефтедобывающую, нефтеперераба- тывающую и лесную отрасли. Промышленность региона за три года третьей пятилетки дала самый большой относительный прирост продукции по стране, при этом по тяжелой промышленности темпы роста были значительно выше. Если крупная промышленность по стране в 1940 г. превышала уровень 1913 г. в 12 раз, то на Дальнем Востоке – в 14,5 раза.

На этом тоталитарная советская власть не остановилась. После ухода Сталина она с остервенением открывала на Дальнем Востоке заводы, колхозы, институты, театры и библиотеки. И если сталинский рывок еще можно списать на принудительную мобилизацию с ГУЛАГом, то куда девать комсомольцев?

Начавшись с Валентины Хетагуровой, комсомолки-чертежницы, в 17 лет отправившейся на Дальний Восток строить укрепрайон, этот комсомольский призыв просуществует до последних дней СССР. Людей на восток гнали не нужда и не нажива, а ясная цель в жизни и профессиональная востребованность.

В 89-м году в регионе достигнут абсолютный рекорд в жилищном строительстве — в строй введено 3.72 миллиона квадратных метров жилья. Не по ипотеке и не за материнский капитал. 

ПУТИН:

Ну собственно, развития в социальном, экономическом смысле этого слова практически и не было.

И что же пришло на смену? Как выглядит развитие в социальном, экономическом смысле слова сегодня? Читаем отчет на сайте администрации, например, Приморского края. Да, рост добычи полезных ископаемых, но падение производства во всех отраслях, связанных с переработкой и машиностроением. Инвестиционные проекты — а инвесторы преимущественно частные — просто смешные в сравнении с предыдущей эпохой. Можно для сравнения перенестись на космодром Восточный, а можно — в Хабаровский край, на единственный на Дальнем Востоке металлургический завод Амурсталь, который в войну строили всей страной. 

То, что осталось от Амурстали, куплено вчерашними металлотрейдерами, обогатившимися на сборе и продаже советского металлолома в Китай. Заодно — как это часто бывает в современной России — успешный делец получил мандат ЛДПР, а затем и губернаторское кресло. Вот такое опережающее развитие.

Но одно дело пособия с пенсиями, а другое - загрузка сырьем личного свечного заводика. Металлолом-то, оставшийся от СССР, выгребли и переплавили уже подчистую. Вот и приходится предпринимателям проявлять предприимчивость.

ВОСТОКМЕДИА:

На прошлой неделе стало известно, что правительство Хабаровского края продало больше сотни понтонов (плавсредство для поддержания тяжестей на воде). Сегодня из-за новой угрозы наводнения временные сооружения снова могли бы понадобиться в качестве наплавных мостов, взамен смытых. Но подобные преимущества оказались не нужны региональным чиновникам. Первые 53 секции ушли в феврале этого года за 2,65 миллиона рублей компании «Перспектива», ещё 50 не так давно приобрел принадлежащий семье губернатора «ТОРЭКС» за 2,5 миллиона. Выгодной сделка выглядит на фоне аукциона 2017 года, в ходе которого властям края удалось продать состоящий из 28 секций понтонный мост в частные руки за 2,8 миллиона рублей. Ещё в мае этого года во время визита на металлургический завод губернатора генеральный директор «Амурстали» Сергей Кузнецов отмечал, что из-за дефицита лома мощности завода недогружены более чем на 50 %. Как-то этот традиционный дефицит нужно же восполнять, тем более губернатор пообещал сделать «Амурсталь» одной из точек роста комсомольской агломерации. Отметим, что цена нового плавучего понтона может достигать нескольких десятков миллионов рублей.

Ну а поскольку с нашей стороны границы еще остается кой-какой товар, будем радоваться неослабевающему интересу со стороны иностранных купцов.

Конечно, ведь пришли другие геополитические времена? Взаимное упрощение визового режима - не единственная и не главная договоренность. На фоне объятий с японцами и индийцами — многозначительное отсутствие на владивостокском форуме высокопоставленных гостей из Китая (на Китай приходится 57% дальневосточного торгового оборота), явно подразумевает какую-то интригу. В чем она заключается, поясняет портал Индия Сегодня.

INDIA TODAY:

Дальний восток граничит с Китаем, Монголией, Северной Кореей и Японией. Это целая страна — восьмая по размеру и четвертая по незаселенности. За влияние на нее соревнуются Китай и США. Индия и Россия договорились создать коридор от порта Ченнаи до Владивостока. Это ускорит доставку грузов с нынешних 40 до 24 дней и станет своеобразным противовесом китайскому Морскому Шелковому Пути, части проекта Один Пояс Один Путь. Китай предполагает взять под контроль морское сообщение между Азией и Африкой. Маршрут Владивосток-Ченнаи пройдет вблизи от Южно-Китайского моря, которое Китай также контролирует. Также есть вероятность, что этот коридор станет продолжением коридора между Индией и Японией, который Китай считает вызовом для своих планов. Кредитная линия в миллиард позволит Дели закрепиться на Дальнем Востоке. С геостратегической точки зрения это позволит ей разорвать так называемое “Жемчужное Ожерелье” - китайский план по окружению Индии.

Иными словами, в момент обострения американо-китайских противоречий, конфликта двух крупнейших экономик, Россия демонстрирует свои инвестиционные прелести главным союзникам США по антикитайской коалиции — Японии и Индии. В каждой из стран у власти находятся правые, националисты. Каждую из стран с США связывают оборонные контракты и обязательства. Каждая из стран отлично видит, что происходит и с экономикой, и с демографией Дальнего Востока, которые под колокольный звон и камлания либеральных экономистов продолжают откатываться в досоветскую эпоху. В этом смысле у форума во Владивостоке был еще один, невидимый участник. Впрочем, настолько влиятельный и сильный, что для него, пожалуй, стоило выставить отдельное кресло. ВРЕМЯ — это такой инвестор, с которым невозможно сторговаться, если по какой-то причине он решил играть против тебя.