Рекомендуем посмотреть:

Маленькая страна. Константин Сёмин // АгитПроп 13.10.2019 Предатель. Лжец. Вор. Таких эпитетов удостаивается не каждый государственный деятель. Особенно если учесть, что его зовут... Ленин. Эквадорец Ленин Морено — ...
Измена под красной маской // Злоба дня Все мы помним шокирующее расследование дедушки-Кургиняна про красную маску и коммунистический майдан в исполнении блеваков? С точки зрения Кургиняна и его...

Кризис профсоюзов. Олег Комолов // По-живому

Многие из нас внимательно следят положением дел в мировом профсоюзном движении. Успехи трудящихся разных стран в организованной и солидарной борьбе за свои права для многих является одним из немногих факторов, позволяющих с оптимизмом смотреть в будущее человечества.

Вот в Греции забастовку с требованием повысить размер минимальных зарплат объявил профсоюз частного сектора. Во Франции работники транспортной системы прекратили работу в знак протеста против пенсионной реформы. А в Корее встали краны тысячах предприятий по всей стане. Так местные профсоюзы борются за повышение зарплат и улучшение условий труда. 

Трудящиеся других стран, для которых чувство собственного достоинства, коллективизм и солидарность – не пустой звук вызывают у нас заслуженное восхищение.  Особенно на фоне российского общества, где пока господствует равнодушие и патернализм, а по-настоящему боевые и независимые профсоюзы всё ещё большая редкость.

Однако за потоком новостных заметок скрывается истинное положение дел в международном профсоюзном движении, которое явно свидетельствует о его глубоком кризисе. Он начался ещё несколько десятилетий назад и выражается в том, что численность профсоюзов в развитых странах последовательно сокращается. Например, в Великобритании с конца 70-х этот показатель упал вдвое. 

Вместе с этим снижалось и число работников, которые участвуют в заключении коллективных договоров с работодателями. В среднем по странам ОЭСР за 50 лет этот показатель снизился на почти на 20 процентных пунктов.

Упала и забастовочная активность как в странах центра мирового капитализма, так и на периферии. Статистика Международной организации труда публикует очень скудные данные. Но и по ним видно, как в Канаде, Великобритании, Корее количество забастовок за последние 20 лет сократилось вдвое. В Бразилии показатель упал в три раза, в Индии – в 8 раз, а в Мексике, где в 2000-е происходили ежегодно десятки забастовок в 2018 году не произошло ни организованного выступления трудящихся. 

Что происходит? Может, профсоюзы больше не нужны, и эффективные собственники сами, без принуждения улучшают условия жизни наёмных работников? А свойственные капитализму классовые антагонизмы остались далеко в прошлом? Нет, этого не произошло. Наоборот, все последние десятилетия социальные противоречия в мире только усиливаются. В странах капиталистического центра динамика реальных зарплат во всё большей степени отстаёт от роста производительности труда. В ряде индустриальных экономики периферии уровень жизни несколько вырос за последние десятилетия, однако местные работники заплатили за это вовсе неэквивалентную цену, работая в тяжёлых условиях с минимальной социальной защитой со стороны государства. Следствием этого стал стремительный рост глобального неравенства: сегодня 1% населения планеты обладает половиной всех мировых богатств.

Так почему же рост социальных противоречий и даже кризис 2008 года, который лёг тяжким бременем на плечи трудящихся во всем мире не вызвал роста профсоюзного движения? Причина проста: традиционные для 20 века институты рабочей самоорганизации во многом утратили свою эффективность. Это произошло в силу ряда обстоятельств.

Сильный удар по профсоюзному движению нанесли неолиберальные реформы, проводимые в западном мире в 70-80 годы прошлого века. Они были  вызваны затянувшимся кризисом капиталистической экономики, который сопровождался такими неприятностями как нефтяные шоки, снижение нормы прибыли, высокая инфляция на фоне слабого экономического роста. Защищая интересы крупного бизнеса, американское государство нанесло удар по рабочему движению. Как пишет американский экономист Дэйвид Коц в книге об истории Неолиберализма в США, государство провело либерализацию трудового законодательства и изменило политику регулирования рынка труда. 

Если раньше формируемый президентом Национальный совет по трудовым отношениям удовлетворял 9 из 10 жалоб работников на нарушение их прав, то в 80-е  - лишь каждую вторую. В в случае с профсоюзными кампаниями совет поддерживал лишь треть из них. 

В 1981 году американским профсоюз авиадиспетчеров объявил общенациональную забастовку, требуя повысить заработные платы. В ответ тогдашний президент Рейган обязал Федеральное авиационное агентство уволить 11 тысяч работников, а после подписал указ, запрещавший забастовки среди сотрудников государственных структур. 

Всё это сопровождается развитием институтов неполной и непостоянной занятости, заёмного труда, упрощением процедур найма и увольнения работников. Это подрывает устойчивость трудовых коллективов и сильно усложняет развитие профсоюзного движения.  

Значительный удар по рабочему движению западного мира нанесло сокращение традиционной среди рабочей самоорганизации – материального производства.  В первую очередь он был вызван его масштабным переносом в регионы с низкой оплатой труда. В результате, в странах центра доля промышленности в ВВП неизменно падает последние десятилетия. И как следствие сокращается количество промышленных рабочих, которые или пополняют ряды безработных, или находят пристанище в сонме бессмысленных профессий, не приносящих никакой общественной пользы.

Получив возможность эксплуатировать дешёвую рабочую силу периферийных стран, буржуазия центра обрела веский аргумент в переговорах с работниками. Теперь в ответ на требования профсоюза повысить зарплату и улучшить условия труда капиталист всегда может и вовсе ликвидировать производство и перенести производство в Мексику, Китай, Бангладеш, Пакистан, Нигерию, а там, в случае чего, местная полицейщина всегда придёт на помощь его величеству иностранному инвестору и приструнит нерадивых холопов, если вдруг они осмелятся что-то потребовать. 

Например, отремонтировать возведённое с нарушением всех строительных норм здание швейной фабрики или обеспечить безопасность рабочих шахты. Но это никого не волнует: сотни тысяч человек погибают  от голода в стране, экспортирующей мясо для арабских шейхов. 

Экологическая катастрофа – тоже не проблема. Западноцентричное мышление  не заставит мировое сообщество долго горевать о гибели сотен полурабов из бедных стран. Это вам не je sui sharli.

Короче говоря, профсоюзы находятся в кризисе. В странах «золотого миллиарда» состоять в движении становится неэффективно, а в отсталых регионах – опасно для жизни. Но всё это не отменяет ни классовых антагонизмов, ни объективной потребности бороться за свои интересы. Просто теперь это нужно делать иначе. Умирает не рабочее движение, а профсоюзы старого типа. Они сложились в 20 веке под большим влиянием Октябрьской революции, триумф которой заставлял правящий класс капиталистических стран идти на уступки трудящимся. 

После того, как эта угроза была устранена, прежние формы борьбы потеряли эффективность.

Ответом со стороны трудящихся всех стран должна стать международная солидарность. Именно в 21 веке этот старинный коммунистический лозунг приобретает своё истинное значение. Теперь, если мы хотим лучшей жизни, нам действительно должно быть дело до борьбы рабочих Индии, Нигерии, Белоруссии и Канады. Мы обязаны оказывать им поддержку и когда потребуется ждать помощи от них. Собственник завода в не сможет отделаться от назойливых рабочих, перенеся производство в другую страну, поскольку там его встретит такое же  сопротивление. А полиция не сможет легко разогнать забастовку, если поддержку ей оказывают люди из всех уголков планеты. Международная компания солидарности с Советской Россией в годы Гражданской войны рабочими Англии и Америки  внесли большой материальный, организационный, информационный и моральный вклад в победу революции. Сегодня этих инструментов в наших руках становится всё больше, главное – осознать важность их применения.

Ведь как справедливо заметил советский академик Алексей Ухтомский, всё действительно ценное в этом мире зарабатывается трудом и болением сердца.