Правда всегда одна

Мифы о госдолге США. Олег Комолов // Простые числа

Пожалуй, ничто так не беспокоит сердце российского охранителя, как госдолг США. Ведь в обывательском сознании нет более яркого и красноречивого признака финансовых проблем. В долгах как в шелках – так с пренебрежением говорят о человеке, который не может свести концы с концами. Он лишён всяких перспектив, поскольку вынужден отдавать кредитору всю зарплату в счёт постоянно растущего долга. Вот и дядюшка Сэм не сегодня-завтра пойдёт по миру, наконец, раскается и признает величие России.

Либералы на поверку оказывается не многим умнее, утверждая, что большой долг – признак высокой эффективности американской экономики. 

Но на деле как обычно всё намного сложнее, и аргументы каждой из сторон являются слишком поверхностными и часто просто не соответствуют действительности.

Начнём с базовых определений. О каком долге, собственно, идёт речь? Здесь большинство не утруждает себя академической строгостью. Понятия государственного, внешнего и национального долга часто используются как синонимы. Но это не верно. В самом общем виде, долг целой страны, можно разделить на внешний и внутренний, а также на государственный и частный. 

Так, в США на конец 2018 г. государственный долг составлял почти 22 триллиона, а частный -  т.е. долг компаний и домохозяйств - 40 триллионов долларов. При этом внешний долг, т.е. обязательства перед нерезидентами, составил 19,7 триллионов, а внутренний – 42,5.

Особую теоретическую значимость имеют две формы долга – государственный и внешний. Американский госдолг растёт стремительными темпами – где-то в 70 раз за последние 50 лет. А его отношение к ВВП страны увеличилось в 2,5 раза. Возникает вопрос, почему так происходит. Кто и зачем так активно кредитует американское государство? Ведь накопленные обязательства уже настолько велики, что их просто невозможно вернуть.

Госдолг составляет более 106% ВВП страны. Однако мало кто обращает внимание на структуру этой задолженности. Больше четверти долга приходится на так называемые неторгуемые межбюджетные обязательства. Их держателями являются государственные фонды: пенсионный и страховые, и государство может легко списать этот долг, не провоцируя паники на финансовом рынке. 

Ещё 12% госдолга держит Федеральная резервная система. Она покупает долговые бумаги правительства и взамен выпускает новые, ничем не обеспеченные доллары.  Ещё 5% долга приходятся на американские региональные органы власти.

Иными словами, американское государство должно само себе почти половину от суммы всех обязательств. И лишь 28% долга - 6,5 триллионов долларов - приходится на займы извне.  Это эквивалентно 30% ВВП страны и это не очень много.

Ещё недавно Россия была одним из крупнейших держателей казначейских облигаций, купленных на деньги из государственных резервов. Но под угрозой санкций эти активы были перенесены в другие страны, например в Китай, на чём ЦБ в дальнейшем потерял почти 8 миллиардов долларов.

Постоянно растущий государственный долг США почти ничем не отличается от классической финансовой пирамиды. Выплаты по старым долгам обеспечиваются привлечением новых обязательств. Поэтому долг и растёт. Однако в отличие от МММ риск обрушения такой пирамиды довольно низок несмотря на то, что все прекрасно осознают её спекулятивную природу. И всеобщее доверие к системе обусловлено, конечно, не честными судами и конкуренцией. А тем, что американское государство имеет контроль над эмиссией доллара, в котором и номинирован их долг.  

Золотые слова. В Америке действительно не будет ни инфляции, ни конфискаций. Ровно потому, что они происходят по всему миру. Каждый новый необеспеченный доллар, выпущенный ФРС и запущенный в систему госдолга США, вытягивает активы из людских карманов, государственных резервов и корпоративных депозитов по всему миру.  В этой связи неудивительно что стремительное расширение долларовой массы, которое значительно опережает темп роста ВВП, не приводит к всплеску инфляции в Америке, а наоборот, сопровождается её снижением.

Масштабные заимствования позволяют американскому государству покрывать растущий бюджетный дефицит. Он появляется из-за больших и постоянно растущих расходов. Например, всего за 4 дня Соединённые штаты тратят на поддержку вооружённых сил столько же, сколько правительство России выделяет на развитие отечественного здравоохранения за целый год. Само собой это обстоятельство вносит дополнительный вклад в обеспечение стабильности финансовой системы США.

Но не только государство живёт не посредствам. Американский бизнес также успешно применяет эту модель. Долгие десятилетия внешнеторговый баланс США закрывается со знаком минус. Ежегодно Америка ввозит товары и услуги на сотни миллиардов долларов больше, чем продаёт. Компенсировать разницу позволяет постоянно растущий приток капитала, который увеличивает внешний долг, как государственный, так и частный. В 2018 г. он составил 19,7 триллионов долларов. Это позволяет США с выгодой участвовать в отношениях неэквивалентного обмена, где страна получает от мира больше, чем отдаёт ему. Но чтобы такое стало возможным, надо чтобы другие страны наоборот – больше отдавали миру, чем получили взамен. Угадайте, кто принадлежит к их числу.

Всё это наводит на простую мысль. Большой долг США, да и других стран центра мирового капитализма — это не следствие, а скорее причина их благополучия. И, конечно, никаких проблем в связи с ростом внешней задолженности они не испытывают. Проблемы возникают скорее у нас. Ведь это из наших, в том числе российских кирпичей сложен фундамент западного благополучия.

Простуда на похоронах // АгитПроп 26.10.2020 Валдай-болтай сидел на стене. Валдай-болтай свалился во сне. Этот болтологический форум и раньше собирал исключительно экспертную челядь, да тех иностранцев,...
Самый верный враг
Вирус и бараны. Алексей Водовозов об опасности пандемии // По-живому