Рекомендуем посмотреть:

Поваренная книга. Константин Сёмин // АгитПроп 03.08.2019 Лето — время для вдумчивого и расслабленного чтения. Фэнтэзи и кибербанк, детективы и классика. Есть из чего выбрать теперь, слава богу. Да, несколько измель...
Они и мы. Владимир Меньшов // По-живому Разговор с Владимиром Меньшовым
Измена под красной маской // Злоба дня Все мы помним шокирующее расследование дедушки-Кургиняна про красную маску и коммунистический майдан в исполнении блеваков? С точки зрения Кургиняна и его...

Оптимизируй Это. Константин Сёмин // АгитПроп 14.07.2019

Новости из больниц все больше напоминают донесения с какого-то невидимого фронта. Счастлив, кто здоров. Он может не обращать на них внимания. Но каждый, кому в последнее время пришлось прибегнуть к помощи государственной медицины, не может не заметить — что-то тут не в порядке.

Зловещая оптимизация на русский язык переводится как “сокращение”, а если уж совсем дословно, то увольнение. И вот эта самая оптимизация накрыла здравоохранение вслед за образованием Расформирования, укрупнения, переливания из пустого в порожнего. Цель одна — деньги.

НАКАНУНЕ:

На Южном Урале медицинские работники жалуются на отмену выплаты за выслугу лет. Уведомления об отмене выплаты получили 1 тыс. 200 работников больницы в Троицке. Аналогичная ситуация происходит в медучреждениях Челябинска, Миасса и Южноуральска. Там уведомление об изменении положения об оплате труда работники городской больницы получили еще в ноябре прошлого года. Тем, кто отказывался подписывать уведомление, пригрозили увольнением. Отменили не только выплаты за выслугу лет, но и за работу во вредных условиях труда и дополнительные дни к отпуску. Зарплаты стали меньше на 3-10 тыс. руб.

Если отметить на карте все точки, откуда приходят подобные новости, она покроется сыпью. Достаточно вбить в поисковую строку браузера два слова — поликлиника и слияние, чтобы ощутить географию проблемы.

Детские больницы сливают со взрослыми, поликлиники со стационарами Лабораторные анализы и питание подводят под аутсорсинг — передают частным компаниям. Вместо заведенной проклятым коммунистом Семашко триады — врач-медсестра-санитарка — повсеместно распространяются так называемые ФАПы — фельдшерско-акушерские пункты. Фельдшер — средне-специальное медицинское образование. На фельдшерах держалось царская, дореволюционная медицина. Это, впрочем, соответствует общему вектору.

В отчетах чиновников на месте успешно оптимизированных больниц вырастает нечто, именуемое модным словом кластер. Кластеризация движется успешно в первую очередь потому, что о ней мало кто знает. Однако масштаб и скоординированность процесса — от Колымы до Калининграда — завораживают.

Недовольство оперативно и довольно успешно гасят. Взбунтовавшихся врачей объявляют провокаторами Навального или агентами ЦРУ. Пожалуй, самый большой резонанс на неделе получила ситуация в Новгороде, где областная больница в результате подобной оптимизации лишилась всего лор-отделения.

После оптимизации врачам предстояло дежурить по ночам, а не приезжать по телефонному вызову, как раньше. Некоторым предложили переквалифивироваться в уборщицы. 

 

Новый главврач оправдывается — привожу ситуацию в больнице в соответствие с законом. Правда, отношения самого Арсена Амирбекова с законом не всегда были безоблачными.

В общем, местная власть всеми своими административными и информационными мускулами такие действия поддержиает. Уволенным обещают найти замену в Питере, в крайнем случае — переправлять маленьких пациентов туда. Вместе с другими безработными лорами пытается трудоустроиться и Роуланд Кристофорович Титрику. Студент-медик из африканской Ганы, он приехал в Новгород пять лет назад и стал местной достопримечательностью. Титрику показывало местное телевидение и обожали мамы пациентов, которые требуют теперь вернуть им негра. Но Титрику исчез. Видимо, вместе с остальными упрямцами “раздувает из мухи слона”.

Молодой губернатор Никитин, выпускник стокгольмской школы бизнеса и бывший замдиректора сети “Теремок”, целиком на стороне оптимизаторов. Хотя его собственная супруга — тоже врач. Но в кабинете — портрет Николая Второго и настольная лампа командира Красной Армии, купленная на антикварном аукционе. Неудивительно, что идея оптимизации родилась именно здесь.

АНДРЕЙ НИКИТИН:

Деньги на лекарства ниоткуда в бюджете не возьмутся. Будем искать внутри, будем экономить на закупках. Продолжим разбираться с такими историями, как в городской больнице, когда некоторые граждане получали зарплаты, не приходя на работу. А эти деньги могли бы быть направлены, например, на приобретение тест-полосок для диабетиков...

Ну вот и нашли деньги в кармане лоров! А откуда ж их еще добыть? Не мотоцикл же губернаторский на торги выставить? Новгородская область, как и вся остальная страна, — территория успешно продолжающегося либерального эксперимента. Кстати, не забудем: Новгород был сожжен фашистами и заново отстроен советской властью. Так вот с 91-го года здесь опять уничтожены или почти уничтожены многие предприятия, дававшие людям работу. Ведь без завода нет и больницы.

Теперь главный налогоплательщик здесь — производящая минеральные удобрения корпорация АКРОН. Бывший новгородский Химкомбинат, приватизированный миллиардером, президентом европейского еврейского конгресса Кантором. В начале 90-х Кантор, кандидат наук из Москвы, приехал сюда проводить экологическую экспертизу предприятия, а после ваучерной приватизации сделался главным собственником. Основной акционер АКРОНа, компания редбрикинвестментс, зарегистрирована - подумать только! — в Люксембурге. Кантор известен своими дорогими меценатскими программами, которые, впрочем, в основном реализуются далеко от детской областной больницы. Потому и вынужден несчастный губернатор искать для области других иностранных инвесторов, расхваливая им “новгородски лэнд”.

Главная статья областного бюджета связана, конечно, не с болезнями уха, горла и носа, а со строительством дорог и инфраструктуры. Важно не ударить перед гостями в грязь лицом. Вдруг захотят прогуляться вдоль реки?

Впрочем, что новгородчина! Всё местное здравоохранение на 2019-й год - 2 миллиарда рублей. Из них стационарная медпомощь — 800 миллионов. Это меньше, чем одна Москва готова потратить на закупку новых УЗИ-аппаратов для диагностики сердца и сосудов.

VADEMEC:

Департамент Москвы по конкурентной политике провел публичное представление закупок УЗИ-аппаратов экспертного класса для проведения исследований сердца и сосудов. На закупку и установку 123 аппаратов город выделил почти миллиард рублей – такова совокупная начальная цена двух объявленных контрактов.

И тщетно представитель питерской медфирмы “Электрон” интересовался у мосгорздрава, почему закупают только импортное — Сименс, Филипс, Дженерал Электрик — ведь по закону иностранцев к тендеру допускать не должны Так надо — такой ответ. А почему так надо? А потому же, почему надо увольнять нищих врачей и проводить оптимизацию, почему проще дожидаться иностранных инвесторов — они, кстати, вовсю уже тренируются на границе (показываем учения НАТО). Так надо бизнесу Капиталу. Которому у нас с некоторых пор принадлежит всё — от губернаторского, министерского или президентского кресла до жалкой склянки с вашими анализами.

ГОЛИКОВА:

Я могу привести в пример здравоохранение. Все стремятся в здравоохранение. Почему? Потому что в10м году нас критиковали, но была создана понятная система тарификации медицинских услуг. К ней долго адаптировались. Но она заработала.  И если в 2014 у нас было всего 1695 организаций частного бизнеса в здравоохранении, то сейчас их 3029. И они идут в здравоохранение и это хорошо.