Рекомендуем посмотреть:

Музыкальные стулья. Константин Сёмин // АгитПроп 27.07.2019 Споры экспертов о будущем мировой экономики ведутся в последние годы по примерно одному сценарию.Пациент скорее мертв, чем жив. Новый прогноз МВФ дополняет ц...
Они и мы. Владимир Меньшов // По-живому Разговор с Владимиром Меньшовым
Измена под красной маской // Злоба дня Все мы помним шокирующее расследование дедушки-Кургиняна про красную маску и коммунистический майдан в исполнении блеваков? С точки зрения Кургиняна и его...

Поваренная книга. Константин Сёмин // АгитПроп 03.08.2019

Лето — время для вдумчивого и расслабленного чтения. Фэнтэзи и кибербанк, детективы и классика. Есть из чего выбрать теперь, слава богу. Да, несколько измельчали и тиражи, и авторы. Ну так что ж... На этой курортной волне позвольте отрекламировать новинку, на которую почему-то у нас почти никто не обратил внимания.

Support to Resistance: Strategic Purpose and Effectiveness:

По всему миру складываются такие условия, которые ведут к росту общественного возмущения, что исторически в той или иной форме порождает сопротивление. Оно может принимать насильственную или ненасильственную форму. Как свидетельствует исследование конфликтных настроений, проведенное в 2017 году, антиправительственные демонстрации показывают нестабильную динамику. Настоящий доклад отмечает резкий рост количества партизанских выступлений в последние годы, а также говорит о том, что эта форма насилия имеет тенденцию ко все большему распространению.

Брошюра называется “Поддержка сопротивления: стратегические задачи и эффективность”. Монография на 250 страницах, выпущенная еще в апреле Университетом Спецопераций американской армии, что в Тампе. На оборотной стороне — символ сербской цветной революции и краткая аннотация.

Автор предоставляет богатый исследовательский материал по поддержке американским правительством повстанческих движений. Разворачивающиеся в мире события доказывают, что Силы Специальных Операций должны обладать навыками ведения неконвенциональной войны, но эти навыки необходимо соотносить с современным контекстом.

За спиной у автора — Уилла Ирвина — 28 лет службы в армии и множество командировок: Ближний и Дальний Восток, Латинская Америка, Европа, Юго-восточная Азия. Вступительное слово написано генерал-лейтенантом Джоном Малхолландом. В общем, серьезное чтиво. Но что удивляет... Ведь одно дело когда перечень организованных США интервенций, переворотов, диверсий и революций составляет диссидент вроде, например, Уильяма Блума. Его книга “Убивая Надежду” — многим известна и до сих пор напоминает безответное обвинительное заключение. Совершенно другое, когда в черных делах исповедуются сами заказчики и исполнители. Подход абсолютно беспристрастный. Критерий — достижение цели. Получилось или не получилось. Неважно, против кого — фашистов, коммунистов, исламистов, немцев, русских, китайцев или арабов — важно — с каким результатом. Есть даже диаграммы со статистикой. Первое признание — США начали подрывные действия против СССР уже через 3 года после взятия Берлина.

Support to Resistance: Strategic Purpose and Effectiveness:

Сразу после войны десятки тысяч перемещенных лиц заполнили лагеря в Западной Европе. ЦРУ начало поиск агентов для заброски в СССР. Осенью 48-го года два человека, пробравшиеся на Запад из Карпат, предложили американским властям помощь в организации украинского сопротивления. Так в ЦРУ узнали о нескольких антикоммунистических организациях, работающих на Украине, в том числе ОУН-УПА и НТС. 5 сентября 1949 года после 10 месяцев интенсивной подготовки диверсанты взлетели на самолете С-47 без опознавательных знаков с аэродрома в Западной Германии. Над Украиной десант был сброшен. Через 4 дня от был получен радиосигнал, но маловероятно, что агенты отправили его сами, поскольку по всем признакам, были убиты вскоре после приземления. В течение следующих пяти лет ЦРУ отправило на Украину десятки агентов. Почти все из них были схвачены. Затем проект был свернут.

То же самое, рассказывает Уилл Ирвин, происходило в небе над Прибалтикой. Агентов доставляли и по воздуху, и по воде, и даже под водой. Вновь, как в случае с Украиной, кандидатов вербовали из бывших гитлеровских пособников. Та же история — с Молдавией. Потом с социалистической Румынией. Потом с Польшей.

Один из самых удачных примеров поддержки сопротивления связан с созданием профсоюза Солидарность. У программы была двойная цель — продвижение демократии и подрыв советской власти в Польше. Операция осуществлялась одновременно с поддержкой моджахедов в Афганистане и принесла исторические результаты.

Движение “Солидарность”, пишет Ирвин, началось в 79м с визита в Польшу Папы Иоанна Павла-2 (Он же Кароль Войтыла), чей призыв о возвращении к корням и вере отцов поддержал истовый католик Лех Валенса. С забастовки 14 августа 80го на верфях имени Ленина в Гданьске до выборов 89-го года, на которых Солидарность победит, американское правительство и спецслужбы будут работать как слаженный организм. Картер запугивает Брежнева, ЦРУ шлет деньги и копировальную технику, Ватикан бьет в колокола, Солидарности помогают даже американские профсоюзы. Книга выделяет несколько разновидностей подрывных кампаний. Иногда их задача — не смена власти, а связывание, обескровливание или отвлечение противника. Так, чтобы отвадить Мао Цзе Дуна от Кореи, ЦРУ создавало революционные движения в Тибете, в Маньчжурии, на границе с Индией. Причем до самих повстанцев истинная цель, понятно, не доводилась.

Support to Resistance: Strategic Purpose and Effectiveness:

Тайные операции против коммунистического Китая в годы Корейской войны не слишком потревожили Пекин, но дорого стоили США и их прокси-армиям. Из 212 китайских агентов, заброшенных в Маньчжурию с 1951 по 1953 годы, 101 был убит, 111 пойманы. С некоторыми расправились разъяренные крестьяне. Погибли пятеро американцев. Тринадцать попали в плен.

География полувековых подрывных операций впечатляет: Тибет, Индонезия, Югославия, Венгрия, Ангола, Иран, Албания, Филиппины, Куба, Кувейт, Ирак, Никарагуа, Лаос, Вьетнам и Камбоджа, где, кстати, ЦРУ в какой-то момент оказалось вынуждено вооружать и поддерживать Красных Кхмеров. Да-да, Красных Кхмеров. Отдельный пример – Афганистан.

Support to Resistance: Strategic Purpose and Effectiveness:

Когда последние советские войска покинули страну, резидент ЦРУ в Пакистане отправил шифровку в центр: “Мы Победили”. Победа обошлась американским налогоплательщикам в 3 миллиарда долларов. По словам аналитика Джона Наттера, эта кампания стала, возможно, самой успешной тайной спецоперацией в истории.

Важная глава — организация движений ненасильственного сопротивления. Здесь тоже вроде бы ничего нового, но зато всё от первого лица. Уже не скажешь, что чья-то антиамериканская пропаганда.

Support to Resistance: Strategic Purpose and Effectiveness:

Кампания НАТО по смене власти в Югославии включала малоизвестную психологическую операцию “Кольцо вокруг Сербии”. Она была связана с установкой по ее периметру сети мощных ФМ-передатчиков с целью противостоять государственным СМИ. Вещание из Боснии началось 7 апреля 1999 года, на полную мощность проект заработал в октябре. Он сыграет важнейшую роль в свержении сербского диктатора. (...) США также проводили подрывную работу против самого режима Милошевича. 30 апреля 1999 они инициировали проект Матрица, нацеленный на ближайших сторонников и советников Милошевича. Вскоре стало известно о конфликтах в его ближайшем окружении, а многие из ключевых фигур покинули страну в течение месяца.

Ключевую же роль в бульдозерной революции осени 2000го года предстояло сыграть хорошо нам известному молодежному движению Отпор. Вот что написано про него.

Support to Resistance: Strategic Purpose and Effectiveness:

К концу сентября США отправляли примерно 12 миллионов долларов помощи сербским оппозиционным партиям, НКО, профсоюзам, студенческим организациям, гражданским группам и независимым СМИ. Продолжали действовать суровые санкции против Милошевича, а программа радиовещания была усилена — чтобы вдохновить политическую оппозицию на борьбу за демократические перемены. Движение, начавшееся в 1998 году с маленькой группы студентов, получило название Отпор — по-сербски “сопротивление”. К осени 2000-го Отпор превратился в движение гражданского сопротивления, чья популярность стремительно росла. Как вспоминает посол Джеймс Доббинс, оно стало “самой эффективной частью сербской оппозиции”. Акции “Отпора” включали в себя проведение массовых протестов, нередко под видом рок-концертов, и полностью соответствовали стратегии смены режима. По мере приближения выборов “Отпор” начал агитировать граждан идти голосовать, призывал мелкие оппозиционные группы к слиянию, а после фальсификации результатов — ко всеобщей забастовке протеста. Правительство США поддержкивало движение финансово и технически. Работавший на одну из НКО отставной полковник армии США Роберт Хелви проводил для лидеров Отпора тренинги в Будапеште, где подчеркивал важность ненасильственных действий и военной дисциплины. 5 октября протестующие в Белграде захватили здание Скупщины и государственные СМИ. Полиция и службы безопасности отказались исполнять приказы и разгонять митингующих. Без помощи силовиков власть Милошевича рухнула.

Книга, предназначенная для слушателей высших офицерских курсов академии Сил Специальных Операций, подчеркивает, что помощь повстанческим группам иногда приносит лучшие результаты, чем прямое военное вторжение, но все-таки именно военное вторжение делает делает революционную или партизанскую борьбу особенно эффективной. Например, ЦРУ учило и вооружало УЧК — армию освобождения Косова — но понадобились натовские бомбардировки Белграда, чтобы дать этой армии шанс на успех. Во всем сказанном нет никакого секрета. Каждый желающий может ознакомиться с книгой самостоятельно — она в открытом доступе (ссылку на экран). Вооружившись этими знаниями, полезно прочитать интервью с агентом ЦРУ и бывшим подмосковным полицейским Евгением Чистовым, опубликованное диссидентским изданием Медуза.

МЕДУЗА:

К 11-му классу Евгений окончательно понял, что российская власть его совсем не устраивает. Ельцина школьник считал «никчемным руководителем, который все прос;;;ал», хоть и оставил после себя «зачатки демократии». По мнению Чистова, эти зачатки потом «убил Владимир Путин». (...) Из современных политиков Чистов выделяет основателя «Фонда борьбы с коррупцией» Алексея Навального. «Навальный проводит прекрасные расследования и изобличает злодеяния власти. Он показывает людям, что их грабят. Удивительно, что народ остается слеп к тому, что он им говорит. К сожалению, дальше этого [то есть расследований] и того, чтобы собирать митинги, он не идет», — говорит бывший полицейский.

Чтобы помочь своей стране стать лучше, Евгений сознательно сначала устроился в полицию, а потом связался с ЦРУ и предложил свои услуги.

МЕДУЗА:

Чистов подчеркивает, что во время работы в полиции еще лучше узнал, как живут обычные россияне. И окончательно понял: он должен сделать все, чтобы изменить ситуацию в России. «У нас в стране за интересы власти страдает народ — общее обнищание населения, международная изоляция, коррупция кругом. Пока народу рассказывают по телевизору, что во всем виноваты америкосы, госкорпорации продают народный газ и нефть, а деньги кладут себе по карманам», — уверен он. К 2011 году полицейский придумал решение: начать сотрудничать с ЦРУ. По мнению Чистова, американская разведка — единственная структура, которая способна реально бороться с российской властью.

Трудно представить, чем сотрудник дежурной части щелковской полиции мог бы заинтересовать всесильную американскую спецслужбу, однако контакт состоялся. Нашлись и деньги. Встречи происходили за границей. Перед новым агентом поставили задачу: собирать доступную полиции информацию о сотрудниках СВР, ФСБ и ФСО. Особенно — о действиях спецслужб во время акций протеста.

МЕДУЗА:

Что вы рассказывали о действиях на митингах?

— Все действия полиции на таких мероприятиях курируют чекисты. Я разрабатывал систему по анализу действий ФСБ на митингах и того, как они управляют ментами.

Дело ментов на митинге — грязная работа, вроде установки кордонов и разгона демонстрантов. Задача ФСБ — внедрить своих людей ближе к лидерам протеста, перехватить указания и распоряжения лидеров, сориентировать ментов. Среди демонстрантов всегда есть офицеры ФСБ, которые выявляют самых активных

— ЦРУ помогает российской оппозиции?

— Хотелось бы, чтобы они смогли как-то помочь — все, что я могу сказать.

Сотрудничество продолжалось несколько лет. Потом Чистов уволился и поехал добровольцем на Донбасс, где пробрался в батальон “Призрак” Алексея Мозгового. Там служили преимущественно люди коммунистических взглядов, и вот у Чистова на плече появляется татуировка в виде герба СССР. Оказалось, что ФСБ была в курсе всех действий. По возвращении, при попытке сбежать за границу, Чистов был арестован и осужден. Интервью он дает из нижегородской колонии, откуда через газету Гардиан зимой прошлого года обратился к ЦРУ и Дональду Трампу с просьбой о помощи. Но интересно не это, а то, как провалившийся агент описывает свои мотивы. 

МЕДУЗА:

Я — честный и преданный человек. Когда я пошел на сотрудничество с ЦРУ, это было моим идейным и осознанным решением. Я остался преданным и верным им человеком, несмотря ни на что.

— Вы готовы жить в США?

— Я хочу жить в демократической России, не в тирании Путина. Если выхода не будет, готов жить в США.

— По вашему мнению, чего США в глобальном плане хотят от России?

— Им выгодно, чтобы в России было демократическое правительство, с которым можно вести бизнес и договариваться.

— Ультрапатриоты сказали бы, что они хотят видеть слабую Россию, которую можно контролировать.

— Не согласен. Я думаю, им будет интереснее, если мы сами, русские, будем контролировать свою страну, но будет демократия и с нами можно будет договориться. Их не пугает Россия, их пугают дураки, которые ей правят.

— Я сделал все, что мог. По крайней мере, я хотя бы постарался. Возможно, не лучшим способом. У нас народ терпеливый очень, лясы на кухне точат, между собой обсуждают, максимум на митинг сходят повозмущаться, а действовать боятся.

— Почему вы считаете, что большинство россиян хотят этих действий? Думаете, большинство — за революцию?

— Думаю, да. Это мое личное мнение. Вы же сами видите, что происходит в стране. Просто они боятся.

Мать Чистова, если верить Медузе, говорит, что гордится своим сыном. И вообще к концу интервью может показаться, будто перед нами не обычный агент и предатель, а какой-то щелковский Че Гевара. Хотя казалось бы, можно ли представить себе Че Гевару на содержании ЦРУ? Это совершенно не к тому, что все революции устраиваются коварным Госдепом. Есть логика исторического процесса, которая сильнее всех спецслужб вместе взятых. АРХИВ К примеру, в 40-х албанские коммунисты Энвера Ходжи были поддержаны ЦРУ, но никогда не подчинялись американцам. А в 60-е вьетнамские коммунисты Хо Ши Мина повернули оружие против американских партнеров, помогавших им перед этим сбросить французское колониальное иго. Впрочем, справедливо и другое — нарастающие внутренние и внешние противоречия в каждом капиталистическом государстве обязательно будут использоваться всевозможными спецслужбами для достижения своих интересов. А слабейшее общество обязательно будет привлекать стервятников. Важно помнить, что для самих спецслужб идеология вторична, а люди с их убеждениями — лишь инструмент, разменная монета, мелочь. Вот, пожалуй, главный вывод, который остается у каждого, кто осилит 250 страниц, оставленные мистером Ирвина в назидание будущим специалистам по диверсиям, саботажу, переворотам и революциям.